})
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов
href="http://moyobed.ru/menu/meals/sets">Заказ комплексных обедов, доставка домашних обедов в офисы, стройки Москвы Возможна, доставка бесплатно- закав домашний обед с доставкой, Вы не останетесь голодными. Праздничные обеды и суши в офис или на дом- на Никях или корпоратив, мы не только подготовим для вас несколько вариантов халяль меню, но и поможем Вам выгодно сервировать стол ЕДА с доставкой по Москве:замечательные пиццы в офис и на дом, доставка завтраков, обеды для рабочих с href="http://moyobed.ru/menu/meals/sets">доставкой. , обеды в офисы и на дом. Отзывы.
Получи действительный прибыль в aplay casino вход. Всякий игрок может полагать на 100%-ные спецвыплаты. Сайт исследован тважными игроками и числится средь непосредственных верных игровых сайтов в сети. Испытуйте этот факт лично, ваша вершина не далеко!
Этнос и нация PDF Напечатать Е-мейл
Оглавление статей
Этнос и нация
Страница 2

Перед локальным этносом таких задач история не ставит, ибо, повторяюсь, сам по себе локальный этнос не нуждается в государственности. Государство - функция межэтнических отношений. Разумеется, это  не  исключает  попыток  создания  абсурдных  моноэтнических  государств по принципу: "а чем я хуже всех других - великих и высокоразвитых, я - тоже сам себе нация!" Сегодня, в эпоху общероссийского  национального  кризиса  такие  попытки  мы  видим  в  каждом  углу общего  нашего  дома.  Но  разрушительны,  болезненны  они  не  только для  великого  общероссийского  единства.  Это  кровавый  и,  что  еще хуже,  тупиковый  путь  прежде  всего  для  самих  локальных  этносов. Хотя российские просторы велики, в ней нет уже достаточно обширных территорий с моноэтничным населением. А это значит, что моноэтническая государственность (абсурдная сама по себе) может осуществляться только в форме апартеида - образование непрочное и в наше время  малоперспективное.  В  апартеидных  формах  этнического  сосуществования  не  стоит  задача  определения  оптимального  сочетания "вертикалей" и "горизонталей" - сочетания разного типа относительно самостийных  соборностей  и  государственной  принудительности.  Все соборности, кроме "коренного" этноса, подлежат распылению. Единственной реальной задачей моноэтнической государственности может стать прямое подавление и порабощение всех "инородцев" и даже шире - всех тех, у кого иные нравы, даже если эти "инонравные" свои по крови. Например, читаю в газете: "Всякий эстонец, которому нравится Достоевский, неполноценный эстонец"... Вам смешно?  Смотрите нынешнюю эстонскую прессу или украинскую.

Конечно, здесь возникает законный вопрос: а каким другим способом этнос может развиться в нацию, кроме попыток строительства собственной государственности? Ведь нация - это синтез двух различных начал: многих стихийно возникших этнических общностей и принудительной  государственно-правовой  упорядоченности.  Как  же  тут обойтись без своего государства? Если стремиться к прогрессу.

На  этот  вопрос  можно  ответить  целым  рядом  вопросов.  Захочет ли  этого  сам  этнос?  Например,  украинцы,  белорусы,  когда  они  на опыте собственной шкуры поймут, наконец, что для них означает такой "прогресс".  Речь,  разумеется,  не о  политиканах, разыгрывающих этническую карту в шкурных своих интересах, - те никогда ничего не поймут.

Более  общий  вопрос:  нужно  ли  каждому  этносу  вообще "развиваться" в нацию? Может быть, это для этноса вовсе не благо, а смертный крест?

Что понимать в данном контексте под словом "развитие"? Уместно  ли  здесь  оно?  Говорят  о  желательности  сохранения  самобытных этнических качеств народа. Но применительно к этносу сохранение и развитие вещи не только  разные - противоположные. В процессе социально-экономического  прогресса  по  мере  повышения  уровня  грамотности  населения,  его  всесторонней  мобильности  самобытность этнических качеств стирается. Это общий закон. Этногенез - процесс инерционный. Это значит, что в ходе развития этноса происходит не умножение  и  усиление  своеобразных  этнических  качеств,  но  их  размывание  и  утрата.  Лучший  способ  сохранить  этническую  самобытность - оставить народ в состоянии первобытной дикости. В свое время  об  этом прямо  так и писал наш  великий реакционный мыслитель Константин  Леонтьев,  которому  очень  нравились  этническая  многоцветность и яркие экзотические резко очерченные характеры. Ему был ненавистен быстро деэтнозирующийся Запад, превращающий народы в серую однообразную цивилизованную толпу одинаковых. Леонтьев был логичен. Исходя из своих эстетических пристрастий, он выступал против всякого развития вообще, в том числе и национального - ему удалось  достаточно  убедительно  показать,  что  вопреки  намерениям подлинным результатом политических националистических движений современности становится, в конечном счете, космополитизация.

Стирание  своеобразных  этнических  качеств  по  мере  развития - это закон, нравится это нам или не нравится. В нормальных условиях это  процесс  эволюционный,  относительно  медленный.  Но  он  становится очень быстрым, революционным, если этнос берет на себя труд строительства  нации  посредством  создания  своего  суверенного  государства.

Тут интересны два пути3. Первый - на территории полиэтнического контакта временный "победитель" пытается строить свою моноэтническую государственность апартеидного типа. С точки зрения перспектив образования здесь национального организма, это путь тупиковый, ибо из ненависти и насилия соборность не вырастает. Неизбежна серия катастроф и в конце концов подчинение территории одному из сильных  соседей.  Такова,  на  мой  взгляд,  судьба  бывшей  советской Прибалтики.

Второй путь - это исходная установка на строительство надэтнической  государственности.  В  реальной  истории  образования  наций  в разной  мере  совмещались  обе  тенденции,  но  успех  достигался  лишь там, где доминирующей становилась вторая. Общий вывод: этнос мо- жет "развиваться"  в нацию  лишь путем  создания  надэтнической  власти. Но что означает этот единственно продуктивный путь для самого этноса-созидателя!  Что,  кроме  креста  смертного?  Тут,  как  с  библей- ским зерном: чтобы прорасти и умножиться, само зерно должно умереть.

На  земле  по  сей  день  живут  еще  многие  сотни  вполне  самобытных оригинальных этносов. Они сохранились, поскольку не начинали

"развития" в нацию. Но где сегодня, например, белокурые голубоглазые  франки,  давшие  свое  имя  французам?  В  конечном  счете  после удачного   завершения   национальной   стройки   от   самого   этноса- созидателя в качестве памятника чаще всего остается лишь этноним, ставший именем нации, и лингвистическая структура общенационального языка.

Таким образом, перед этносом, вставшим на путь развития в нацию,  неизбежно  встает  дилемма:  либо  хранить  свою  этническую  самобытность  от  всех  посягательств,  употребляя  для  этой  цели,  если удастся, силу государственной власти - апартеид; либо, будучи самым сильным среди окружающих, вместе с тем и вполне сознательно двинуться по пути этнического самоотречения. Ведь чтобы действительно  сделаться  объединяющим  надэтническим  центром,  сам  этнос  - строитель  нации,  неизбежно  вынужден  отказываться  от  своего  узкоэтнического своеобразия. Никто ему не простит претензий на какие- либо особенные права. А не простит, значит и не сольется с ним в органичную национальную целостность. Подчиниться может, но это уже другое  дело.  Исключительно  силовым  способом,  путем  покорения чужих  наций  и  этносов  созидались  древние  деспотические  этнократии, а затем империи, но не нации. Собственно нацию (которая и сама может со временем встать на имперский путь) не построить без жесточайшего  самоограничения  этноса-созидателя.  Все  вокруг  до  последнего  будут бороться  за свою "особость", будут отстаивать право на свой собственный данный природной нрав, и их всех нужно понять

- полюбить! - и пойти всем навстречу, принимая и утверждая по мере возможности все многообразные этнические претензии, как свои, конечно,  в  разумных  пределах,  очерченных  общенациональным  государственным интересом. Именно так поступали наши предки, русские люди.  Говорят,  что  у  них  был  широкий  характер.  Эту  способность русских  понять,  полюбить  и  принять  чужое  этническое  своеобразие Достоевский  назвал "всечеловечностью".  Но  я  думаю,  это  не  специфически  русское  качество.  Без  такого  качества,  присущего  этносу- созидателю, не могла быть построена ни одна нация. Другое дело, что срок жизни такого рода "всечеловечных" этносов не очень велик: та- кое  плодоносное  этническое  зерно  должно  умереть,  чтобы  прорасти, зацвести, скреститься с иными этносами и умножиться в совершенно новой - общенациональной форме.

Я     полагаю,     что     в     отличие     от     уже     сложившихся     западноевропейских  наций  Россия -  грандиозная  по  своему  замаху,  но не  зрелая,  молодая  евразийская  нация,  далеко  еще  не  завершившая процесс своей стройки. Впрочем, замах был, видимо, слишком широк. Тем  более  после  Петра  национальный  принцип  строительства  был отчасти совмещен с имперским, а после Октябрьской революции во- обще подменен мировой тоталитарной утопией. Все это стало причиной  глубокого  национального  кризиса,  который  мы  переживаем  сейчас.

Сегодня перед Россией дилемма: назад или вперед?

Назад,  значит  принять  установку  на  отход  в  рамки "этнически чистого" русского государства, то есть начать движение вспять к денационализации под каким-нибудь идиотским лозунгом вроде "Россия только для русских!" Здесь, во-первых, совершенно неясно, до какого предела придется пятиться? До Московского княжества времен Калиты?  Но ведь с этнической точки зрения и сама Москва - это уже отнюдь не чисто русский город. В этом плане проблемы московские не уступят проблемам казанским. А, с другой стороны, в далеком Казахстане две трети населения в большей степени, чем москвичи, ощущают  себя  россиянами  и,  надеюсь,  они  не  позволят,  чтобы  от  них  так легко отмахнулись.

Вперед - значит вопреки всем бедам делать ставку на продолжение  созидательной  общенациональной  работы,  очищая  стройку  от чужеродных национальному принципу утопически-коммунистических и имперских конструкций - именно в этом, мне кажется, надо искать ключ  к  разрешению  национального  кризиса.  Это  путь  реинтеграции большей части бывшего СССР в форме новой России. Я думаю, первыми на этот путь будут вставать хлебнувшие самостийного лиха наши братья из Казахстана, белорусы, украинцы. Это они, сами, я надеюсь, избавятся от своих местечковых политиканов и начнут давить на предательский  московский  центр, требуя  объединения, ибо  иначе им просто деваться некуда. Ведь не назад - с Китаем объединяться Актюбинску и не с Турцией Крыму.

Я думаю, что дилемма - вперед или назад - ложная, ибо этногенез нельзя  повернуть  вспять.  То,  что  уже  веками  складывалось  в  форму единой нации, нельзя искусственно разъять на составные этносы, их в прежнем архаичном виде уже давно нет.

Наряду  с  экономическими,  политическими  и  социальными  взаимосвязями, в какой-то мере обусловленными географически, важнейшим национальным объединяющим фактором является культура. Что это за культура - общероссийская? Европейская? Азиатская?

Россия - ни Восток, ни Запад. Это самобытная национальная целостность,  опорным  ядром  культуры  которой  стал  синтез  местных языческих  культов  с  восточным  византийским  христианством.  В  отличие от христианских наций Западной Европы Россия - евразийское единство с собственной оригинальной ментальностью. Но с западной классической  культурой  у  россиян,  при  всем  национальном  их  своеобразии,  связь  глубочайшая  -  теологически-архетипическая.  Корни этого  общего  с  Западом  архетипического  элемента  российской  ментальности  следует,  очевидно,  искать  в  моральной  доктрине  раннего христианства - христианства до национально-церковного разделения и противопоставления.



<Предыдущая   След.>