Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Психосинергетика PDF Напечатать Е-мейл
Оглавление статей
Психосинергетика
Страница 2
Страница 3

Психосинергетика

Одно из основоположительных мест в современной психологии занимает психоэнергетика. Возникнув как междисциплинарное знание, как новая установка на понимание источников и механизмов развития, синергетика сегодня начинает определять менталитет ученых, сделавших предметом своего исследования совершенно разные сферы мироздания.

Это обусловлено тем, что синергетику интересуют проблемы самоорганизации в открытых нелинейных системах, а с такими системами, хотя и разной сложности, сталкиваются практически все науки. Идеи синергетики, распространяясь далеко за пределы породившего их центра (термодинамика и близкие к ней разделы физического знания), вызывают определенное напряжение внутри научного сообщества. Это естественно и психологически оправдано, если учесть тот факт, что приходящее новое мышление вынужденно теснит устоявшиеся взгляды на самое основное, на то, что придает науке ее специфический облик, определяет методы, которыми она пользуется. Речь идет об изменении содержания и границ предметных областей наук и постановке новых (и необычных для наук) проблем.

Если учесть, что и сам предмет науки зависит от методов, ей присущих, то становится понятной глобальность происходящих сдвигов. Пользуясь языком самой синергетики, можно сказать, что по крайней мере часть наук оказывается сегодня в точке бифуркации, в точке перехода на новый уровень развития, переопределения предметов и методов изучения тех секторов «объективной реальности», которые до сих пор казались столь самоочевидными предметами исследования. Когда меняется взгляд на мироустройство и механизмы миропорядка, трудно ожидать спокойного (эволюционного) развития наук. Научные революции неизбежны — по крайней мере для тех наук, которые так и не смогли теоретически определить свой предмет и пытались развиваться на базе эмпирического его определения.

К числу таких наук необходимо отнести и психологию. Стало общим местом указывать на отсутствие системности психологического знания и познания, но это указание пока не сопровождается признанием самого существенного — отсутствие единой (монистической) психологии является следствием того, что сам предмет науки пока не представлен системой, способной стать основанием для системной теории.Сколько безуспешных попыток интеграции науки было предпринято, но все они, так или иначе, были попытками привести в некую систему знания о бессистемном, т.е. эмпирически определенном предмете (психика).

Проекция синергетических идей в психологию обессмысливает дальнейшие попытки интеграции науки через приведение в систему накопленных знаний, тем более через продолжающиеся попытки приведения в систему методологических принципов, которыми пользуется наука. Ни в принципах, ни в полученных в опоре на них знаниях не содержится ничего, что указывало бы на возможности такого системообразования — отсутствуют системообразующие принципы. Синергетика начинает с выделения открытой самоорганизующейся системы. Это учение о законах самоорганизации воткрытых системах, а потому проекция этих идей а психологию возможна только в одном случае — если психология окажется способной заявить в качестве собственного предмета самоорганизующуюся систему, исследование которой и придаст системный облик и психологическому знанию, и самому процессу научного познания.

До сих пор психология, претендуя на то, что именно ей суждено в каждый момент времени представлять самое последнее, самое полноеи выверенное знание человека о себе самом, никогда не была наукой о человеке. Ее предметом была (и остается) психика, т.е. субъективная «часть» человека, хотя понятно, что страдает и радуется, деформируется и восстанавливается, принимает решения и на этой основе регулирует свои отношения с миром и самим собой (одним словом, живет) не психика, а человек. Человек может стать предметом психологии только в том случае, если он предстанет в нем в качестве открытой самоорганизующейся психологической системы. Это условие диктуется тем науковедческим принципом, в силу которого только системно определенный предмет науки может быть основанием, обеспечивающим системность теоретической системы, каковой и является наука.

Так возникает психосинергетика, и этот термин нужен для того, чтобы отделить все другие массово возникающие попытки внедрения синергетических идей в психологию, которая пока не имеет собственного предмета как системно определенной реальности. Такое привнесение системных идей без попыток выделить ту самоорганизующуюся систему, по отношению к которой эти идеи вообще имеют какой-то методологически оправданный смысл, нельзя назвать иначе как редукционизмом. Синергетика возникла при изучении очень простых однопорядковых систем (физических, прежде всего), существующих внутри одной из форм движения материи. Она пока не имеет опыта работы с многоуровневыми, многомерными системами, каковым является человек — био-социо-культурное существо, узел пересечения всех ведомых нам форм движения материи (физической, химической, биологической, социальной и т.д.).

Психосинергетика начинает с сомнения в том, что кажется таким самоочевидным всем, включая и психологов, в том, что до сих пор так исправно «выравнивало» мышление психологов-профессионалов и всех других людей, существуя в виде стереотипов обыденного сознания. Она отказывается от того, что лишает профессиональное мышление профессионализма, а значит и позволяет работать в нашей науке всем, кто только пожелает или проявит интерес к проблемам человека.

Как постнеклассическая наука, психосинергетика начинает с сомнения, что все сущее представлено только двумя мирами — объективной (одной на всех) и субъективной (отраженная объективность) реальностями, столь самоочевидно представленными в нашем сознании как «Я» и «не-Я»; она начинает с принципа относительности их противопоставления как неких абсолютов, каждый из которых имеет причину в себе; она тем самым порывает с материализмом и идеализмом старой формации, которые возникали за счет этой абсолютизации и «кормились» от нее, только переставляя приоритеты («первичность — вторичность», «причина -следствие» и т.д.) на полюса различных абсолютов.


След.>