Главная arrow Отрасли психологии arrow Типы темперамента и личности arrow Взгляд на проблему темперамента в психофизиологической школе Б. М. Теплова
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Взгляд на проблему темперамента в психофизиологической школе Б. М. Теплова PDF Напечатать Е-мейл

Борис Михайлович Теплов родился 21 октября 1896 г. в г. Туле в семье инженера. Действительный член АПН РСФСР. В 1914 г., окончив гимназию, поступил на философское отделение историко-филологического факультета Московского университета, однако в 1916 г. из-за Первой мировой войны был призван в армию и отправлен в школу прапорщиков. Принимал участие в боевых действиях на Западном фронте. После демобилизации продолжил обучение в МГУ, который окончил в 1921 г. Затем снова был призван в Красную армию и работал в ряде ее учреждений, где занимался изучением психологических вопросов маскировки.

С 1933 г. - заведующий лабораторией и отделом института психологии при Московском университете (в последующие годы ставшим НИИ общей и педагогической психологии АПМ); был заместителем директора этого института. Изучал проблему способностей и одаренности, с 50-х гг. его интересы сфокусировались на изучении типологических особенностей свойств нервной системы. Создал свою психофизиологическую школу, занимавшуюся изучением этой проблемы. Умер Б. М. Теплов 28 сентября 1965 г.


Более последовательную позицию занимал Б. М. Теплов (1959). Он отмечал опасность смешения двух понятий — типа поведения и типа как комплекса свойств нервной системы (точнее — комплекса типологических особенностей проявления таковых). Он подчеркивал, что они не могут быть просто «наложены» друг на друга.

С одной стороны, в типичных картинах поведения может проявляться определенный комплекс свойств нервной системы, с другой стороны — учение о типах как комплексах свойств нужно именно для того, чтобы научно разобраться в картинах поведения (Теплое, 1956, с. 6).

Следует подчеркнуть, что когда говорят о типе, имеют в виду интегральную характеристику, отражающую комплекс (сочетание) нескольких свойств. Однако ряд авторов рассуждают о «сильном типе нервной системы», «слабом типе нервной системы», «инертном типе» и т. п., выстраивая, таким образом, классификацию лишь по одной типологической особенности проявления какого-либо свойства нервной системы. При этом доказывается, что сила — слабость это вовсе не полярные проявления одного и того же свойства, а разные свойства. Такое толкование понятия «тип» некорректно и вызвано игнорированием физиологической сущности свойств нервной системы или отождествлением с психологическими проявлениями этих свойств.

В лаборатории Б. М. Теплова сложилась определенная методология изучения свойств нервной системы, четкое изложение которой дано В. Д. Небылицыным (1966). Одно из фундаментальных положений этой методологии — требование изучать свойства нервной системы, а не типы высшей перепой деятельности. По мнению автора, «классификация типов высшей нервной деятельности, созданная на основе учения о свойствах как бы в развитие этого учения, явилась на самом деле, как показал опыт применения этой классификации в физиологии и психологии, очевидным шагом назад по сравнению с оригинальной и в высшей степени плодотворной идеей об основных свойствах нервной системы... Слишком часто дело сводилось именно к распределению контингента испытуемых по четырем "типам" и лишь в лучшем случае выделению еще нескольких промежуточных "типов". В этих условиях число "четыре" неизбежно приобретало некоторый мистический оттенок» (В. Д. Небылицын, 1966, с. 7-8).

Действительно, ориентация всего лишь на четыре типа высшей нервной деятельности (кстати, существующая до сих пор в учебниках по физиологии, психологии и педагогике) стала тормозить развитие дифференциальной психофизиологии. Были выявлены такие сочетания типологических особенностей (сильный, неуравновешенный с преобладанием торможения над возбуждением; слабый с преобладанием торможения и др.), которые не могли быть отнесены ни к одной из вариаций павловской классификации. Еще более усложнилась проблема, когда в лаборатории Б. М. Теплова стали постулировать новые свойства нервной системы: лабильность, динамичность, концентрированность. Поэтому Б. М. Теп-лов считал, что на данном этапе изучения проблемы больший научный смысл имеет выявление типологических особенностей проявления свойств нервной системы, чем определение «типов». Он справедливо полагал, что никакая научно обоснованная классификация последних невозможна, пока детально не будут изучены вопросы, относящиеся к основе такой классификации — свойствам нервной системы.

В. Д. Небылицын, опираясь на эту мысль, утверждал:

Центральной проблемой «учения о типах» является пока отнюдь не применение готовой типологической схемы к исследованию вопросов прикладного характера, а предварительное детальное изучение природы и содержания основных свойств нервной системы, определение их структуры и характера взаимоотношений (их сочетаемости) и лишь как результат всего этого — постановка вопроса о возможных комбинациях свойств нервной системы, в том числе «типических» комбинациях, и о классификации типов нервной системы, если таковая вообще окажется возможной (1966, с. 9).

К сожалению, эта задача — отыскать «типические» сочетания типологических особенностей проявления свойств нервной системы — в лаборатории Б. М. Теплова — В. Д. Небылицына так и осталась нерешенной.

В. Д. Небылицын (1976), а позднее и его ученик В. М. Русалов (1985) выделяют в темпераменте, как и ряд их предшественников (Хейманс и Вирсма, Кречмер и др.), две подструктуры: общую активность и эмоциональность. Первая представляет, по В. М. Русалову, компонент более высокоорганизованной структуры — интеллекта, а вторая — компонент характера.


Владимир Дмитриевич Небылицын родился 21 июля 1930 г. в г. Троицке Челябинской области. Доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент АПН СССР. Окончил в 1952 г. отделение логики и психологии филологического факультета МГУ. В течение двух лет вел методическую работу в Дагестанском институте усовершенствования учителей. В 1954 г. поступил в аспирантуру Института психологии АПН РСФСР, которую закончил в 1957 г., защитив кандидатскую диссертацию. Ученик Б. М. Теплова, после смерти которого (в 1965 г.) заведовал лабораторией психофизиологии НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, совмещая эту работу с деятельностью заместителя директора института по науке. В 1965 г. защитил докторскую диссертацию. В 1967 г. избран членом-корреспондентом АПН СССР. С 1972 г. был заместителем директора Института психологии АН СССР. Погиб в авиакатастрофе 1 октября 1972 г.


Согласно представлениям В. М. Русалова, в основе темперамента лежат свойства не отдельной какой-либо биологической подсистемы, а общая конституция человеческого организма, которая рассматривается им как совокупность частных конституций, — т. е. совокупность физических и физиологических свойств индивида, закрепленных в его наследственном аппарате. (Замечу, что введение им частных биохимической, нейродинамической и других физиологических конституций весьма спорно.) В общую конституцию, по мнению автора, надо включать и генетические, и биохимические, и соматические, и физиологические, и нейрофизиологические характеристики человека.

В связи с таким «набором» составляющих темперамент компонентов становится неясным, почему В. М. Русалов это образование — темперамент — называет психологическим. Что в этом «составе» психологического (даже если учесть две психологические составляющие — активность и эмоциональность, которые отнюдь не только, а скорее всего — и не столько психологические, сколько физиологические)?


В биологии человека, антропологии, медицине для обозначения совокупности устойчивых, врожденных или приобретенных признаков широко используется понятие конституции (от латинского constitutes - установленный, устойчивый).

Исторически сложилось, что в термин «конституция» вкладываются два резко отличающихся друг от друга смысла. Первый - конституция как совокупность наиболее существенных индивидуальных особенностей и свойств, закрепленных в наследственном аппарате и определяющих специфичность реакций всего организма на воздействие среды. В этом смысле конституция рассматривается как функциональное единство всех физических и физиологических свойств человеческой индивидуальности.

Второй, более узкий, смысл - конституция как тип телосложения, габитус, соматотип, физические особенности человека. В связи с этим для устранения существующей путаницы в употреблении термина «конституция человека» целесообразно употреблять термин «общая конституция человека». Тогда тип телосложения (габитус, соматотип) будет частной конституцией (макроморфологической системой). В таком случае совокупность устойчивых существенных особенностей биохимических процессов или совокупность основных свойств нервной системы и т. д. будет частной конституцией соответствующих систем организма: биохимической, нейродинамической и т. д. (В. М. Русалов, 1979, с. 25, 26-27).


Позиция В. М. Русалова отличается оригинальностью еще и и потому, что, как считает ученый, «темперамент не существует до деятельности или вне деятельности в широком смысле этого слова. Он формируется в процессе самой деятельности, в результате генерализации ее динамических психологических характеристик за счет тех индивидуально-устойчивых нейрофизиологических (или, более широко, биологических) компонент, которые в нее включены» (1985, с. 29). Таким образом, темперамент, по В. М. Русалову, означает то же самое, что для других — характер (как фенотип). Отсюда и понимание темперамента, даваемое В. М. Русаловым:


Темперамент следует рассматривать как совокупность таких психических черт, признаков и свойств человека, которые возникли в результате обобщения динамических, формальных характеристик, выступающих как проявление психических деятельностей под влиянием устойчивых индивидуальных биологических детерминант.


Автор в отличие от В. С. Мерлина включает темперамент в структуру личностных свойств, что также не совсем согласуется с его представлением о биологических компонентах, образующих структуру темперамента. Ведь сам же исследователь критикует Б. Г. Ананьева за включение этих индивидных свойств в структуру личности, считая их компонентами темперамента. Очевидно, он отождествляет такие понятия, как «структура личности», в которую темперамент может входить как биологическая база, и «личностные свойства», т. е. свойства, приобретаемые индивидом в процессе его социализации (отношение человека к миру, к обществу, к другим людям, к себе и др.).

По В. М. Русалову, типов темперамента столько, сколько общих типов конституции. (Если же придерживаться понимания автором сути темперамента как продукта деятельности, возникает еще один вопрос: почему бы тогда не выделять число типов по количеству видов деятельности?) Беда лишь в том, что, как признается исследователь, мы еще далеки от знания точного (я бы сказал — даже приблизительного!) количества типов общей конституции человеческого организма.

Изложенная выше позиция, принятая в школе Б. М. Теплова, не была декларацией окончательного отказа от рассмотрения «типов». Но, откладывая рассмотрение этого вопроса на неопределенное будущее, в лаборатории Б. М. Теплова на деле перестали заниматься типами высшей нервной деятельности по И. П. Павлову—и теоретически и методически (условно-рефлекторные методики изучения свойств нервной системы были заменены на методики, связанные с реакциями человека на разные стимулы). Правда, в последние годы делаются попытки возродить изучение типов темперамента, связав их со специально человеческими типами согласно И. П. Павлову (по преобладанию первой или второй сигнальной системы), а те и другие — со свойствами нервной системы (В. В. Печенков, 1997).

 
<Предыдущая   След.>