Главная arrow Отрасли психологии arrow Типы темперамента и личности arrow Подходы западных психологов к изучению типов темперамента
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Подходы западных психологов к изучению типов темперамента PDF Напечатать Е-мейл

Долгое время господствовало менение, восходящее к типологии Гиппократа - Галена, согласно которому свойства темперамента определяются прежде всего деятельностью эндокринной системы. Так, ряд исследований указывают на значение гормонов надпочечников в процессе мобилизации организма... Можно было бы продолжить перечисление экспериментов, показывающих зависимость определенных свойств темперамента от функционирования гормональной системы. Это свидетельствует о том, что у психологов, связывающих черты темперамента с деятельностью эндокринной системы, есть определенные основания.

Однако оказывается, что не меньшие основания есть и у тех исследователей, которые связывают свойства темперамента с деятельностью автономной нервной системы. Некоторые авторы указывают на то, что в зависимости от специфического и характерного для отдельных индивидов действия симпатической и парасимпатической систем по-разному формируются свойства темперамента. У людей с преобладанием симпатической системы наблюдается большая реактивность, возбудимость и изменчивость поведения, тогда как индивидам с преобладанием парасимпатической системы свойственно поведение, типичное для флегматика (М. A. Wenger, 1942; R. A. Terry, 1953; Н. J. EysenK, 1963).

После открытия ретикулярной формации, локализованной в стволе мозга, и доказательства того, что она образует основной механизм, регулирующий (активирующий или тормозящий) уровень возбуждения в коре мозга, все большее число исследователей подчеркивают ее роль в формировании свойств темперамента (Г. Мэгун, 1965; P. F. Werre, J. A. Gray, 1964; J. F. ОНеЬеке, 1972). Многие исследования указывают на то, что существуют относительно устойчивые индивидуальные различия по основным параметрам функционирования этой системы, что говорит в пользу взглядов этой группы ученых.

Наконец, концепция типов нервной системы по И. П. Павлову, принимаемых большинством советских психологов за физиологическую основу темперамента или даже отождествляемых с темпераментом, подчеркивает исключительное значение определенных свойств коры мозга, соответствующая комбинация которых определяет тип темперамента.

Как видно из приведенного нами беглого обзора, приходится часто встречаться с односторонней трактовкой физиологических основ темперамента, когда преувеличивается значение одной из названных физиологических систем. Факты, представленные в рамках этих концепций, позволяют считать каждую из них в чем-то справедливой; поэтому взаимная полемика сторонников различных концепций не может привести к решающему успеху какой-либо одной из них. Главной ошибкой в такого рода дискуссиях является недооценка того факта, что организм - это сложная, целостная система, состоящая из взаимосвязанных и взаимодействующих частей. Гормональная система, периферическая и центральная нервная системы, и особенно ретикулярная формация и кора головного мозга, связаны друг с другом. Из этого следует, что кора головного мозга не только оказывает воздействие на функционирование других систем, выполняя в основном координирующую и управляющую роль, но и испытывает обратное воздействие с их стороны. Это, в частности, выражается в том, что гормональная система прямо или косвенно влияет на функциональное состояние коры головного мозга.

Поскольку установлено, что уровень функционирования каждой из названных физиологических систем находится в определенной связи с формами поведения, которые мы относим к свойствам темперамента, говоря о физиологическом механизме темперамента, следует иметь в виду, что гормональная система, периферическая нервная система, ретикулярная формация - как и другие подкорковые центры, а также кора головного мозга - действуют как блок с относительно устойчивой структурой, причем индивиды различаются уровнем функционирования каждой из систем этого блока, а также общей характеристикой блока в целом (Я. Стреляу, 1982, с. 83-85).


Американские ученые А. Томас и С. Чесе (A. Thomas, S. Chess, 1977) под темпераментом подразумевают стиль поведения. По их мнению, темперамент не может характеризоваться ни содержанием, ни мотивацией, ни успешностью деятельности. У детей первых лет жизни они выделили девять независимых друг от друга характеристик поведения.

1.   Уровень активности (моторные характеристики, подвижность во время кормления, купания, соотношение активного и пассивного поведения в течение дня).

2.   Ритмичность (степень предсказуемости времени появления поведенческих реакций, например появление чувства голода, и продолжительность состояния во времени, например длительность сна).

3.   Приближение или удаление (особенности эмоциональных и двигательных реакций на новые стимулы).

4.   Адаптивность (реакция на новую или изменяющуюся ситуацию).

5.   Интенсивность реакции независимо от ее качества и направленности.

6.   Порог реактивности (уровень стимуляции, необходимый для появления реакции независимо от ее качества и сенсорной модальности).

7.   Настроение (соотношение радостного состояния и состояния неудовлетворенности).

8.   Отвлекаемость (эффективность действия новых стимулов для изменения поведения).

9.   Длительность внимания и настойчивость (способность продолжать деятельность, несмотря на трудности в ее осуществлении).

Основываясь на этих характеристиках, Томас и Чесе выделяют «легких», «трудных» и «заторможенных» детей. «Легких» детей характеризуют устойчивая ритмичность биологических функций, положительная реакция на новые стимулы, быстрая адаптация к изменениям и умеренное по интенсивности положительное настроение. «Трудным» детям присущи колебания биологических ритмов, сопротивление изменениям, интенсивные негативные реакции. Для «заторможенных» характерны устойчивый ритм жизненных функций, медленная адаптация. Однако при поддержке извне их реакции вполне нормальные.

Это, однако, не значит, как отмечают авторы, что наличие данных характеристик предопределяет, каким будет ребенок. Важно учитывать и сочетаемость таковых с социальным окружением, которое их либо подкрепляет, либо подавляет.

Традиции американских психологов в изучении темперамента с помощью факторного анализа были сохранены и в последующие годы. А. Басе и Р. Пломин, (A. Buss, R. Plomin, 1976), разработавшие популярную в современной американской психологии концепцию темперамента, считают, что в нем должны прежде всего отражаться стилевые особенности поведения, его экспрессивные, а не содержательные аспекты. Однако чтобы конкретная черта могла считаться относимой к темпераменту, необходимы, по мнению этих авторов, еще четыре условия:

•    наследственная обусловленность;

•    стабильность ее проявления в течение всей жизни;

•    адаптивное значение, т. е. способствование биологическому приспособлению;

•    наличие ее у животных.

А. Басе и Р. Пломин выделяют три характеристики (свойства) темперамента: эмоциональность, активность и социабельность, самостоятельность которых и независимость друг от друга были подтверждены факторным анализом.

Эмоциональность выражается, согласно этим исследователям, в легкости возникновения аффективных реакций и оценивается по интенсивности таковых. Активность характеризуется общим энергетическим уровнем (человек всегда занят, любит двигаться, часто торопится, обладает быстрой речью и энергичными движениями). Про такого человека говорят: «Не может сидеть на месте». Социабельность связана с потребностью в аффилиации (т. е. со стремлением к социальному поощрению, к взаимодействию с другими людьми, в желании постоянно находиться среди людей).

В более раннем исследовании А. Басса с соавторами (A. Buss et al, 1973) было показано, что активность, эмоциональность, социабельность и импульсивность имеют достоверно высокие коэффициенты наследуемости.

М. Ротбарт (М. Rothbart, 1989) выделил два основных параметра темперамента: реактивность и саморегуляцию. Реактивность он понимает как легкость возбуждения моторной, аффективной, вегетативной нервной и эндокринной систем. Саморегуляция — это процессы внимания и поведения, с помощью которых человек пытается приспособиться к негативной активации или преодолеть ее. Это приближение к неприятным стимулам или избегание их.


Типология темперамента Д. Кагана (J. Kagan et al, 1964).


Его типология базируется на выделении трех врожденных характеристик — боязливости, агрессивности и социабельности. Боязливые с младенчества видят опасность в ситуациях, с которыми им приходится сталкиваться. Взрослея, они становятся заторможенными, отстраняющимися от других людьми, общение с которыми вызывает проблемы. Агрессивные стремятся преодолеть возникающие проблемы. Они склонны к возбуждению, обвинению других. Социабельпые уравновешенны в общении, открыты миру, легко справляются со сложными ситуациями. Они обладают способностью адаптироваться как к неожиданностям, так и разочарованиям, не проявляя обиды или депрессии.

Воспитание, отмечает Д. Каган, может видоизменить в той или иной степени проявление этих врожденных характеристик.


Модель темперамента Р. Клонингера


Клонингер (R. Cloninger, 1987) выделяет в темпераменте три основных свойства, характеризующих различные типы поведения: «тяга к новому», «избегание опасности» и «зависимость от вознаграждения».

«Тяга к новому» выражается в сильном оживлении в ответ на новые стимулы, в склонности к исследовательской активности. Те, у кого это свойство выражено достаточно сильно, импульсивны, возбудимы, экстравагантны и непостоянны; напротив, субъекты, отличающиеся слабой его выраженностью, ригидны, скромны и постоянны. По своим проявлениям это свойство представляет аналог экстраверсии.

«Избегание опасности» проявляется в интенсивной реакции на негативные стимулы, выражающейся в избегании наказаний, новых стимулов и фрустрации без вознаграждения, подкрепления. Субъекты, у которых такое свойство выражено весьма сильно, склонны быть пессимистичными и волноваться в ожидании будущих событий, что приводит к пассивности, уклончивому поведению и быстрой утомляемости. Противоположная сторона данного свойства характеризует людей как бодрых, подвижных, полных оптимизма. Клонингер предполагает, что оно связано с нейротизмом.

«Зависимость от вознаграждения» выражается во времени поддержания или скорости угасания поведения, которое вызвано возможностью награды или наказания. Сильная проявленность данного свойства связана с чувствительностью, эмоциональностью, зависимостью и социабельностью человека, слабая — с прагматичностью, нечувствительностью, черствостью, хладнокровием.

Исходя из последних достижений генетики, связывающей различные проявления функций мозговых структур с нейротрансмиттерами (химическими соединениями, с помощью которых клетки нервной системы осуществляют передачу сигналов друг другу, а также на клетки, которые они иннервируют) и специфичностью рецепторов, взаимодействующих с ними, Р. Клонингер высказал предположение, что выделенные им различные свойства темперамента связаны с функционированием различных нейротрансмиттеров: «тяга к новому» — с дофаминэр-гической системой мозга, «избегание наказания» — с серотэнергической системой, а «зависимость от награды» — с норадреналином.

Идеи Клонингера экспериментально подтверждены в ряде исследований, однако во многих из них они не были доказаны.


Совершенно очевидно, что учение о типах людей вообще и темперамента в частности находится в серьезном кризисе. До сих пор существуют два подхода к пониманию типов темперамента. Согласно одному подходу (Б. М. Теплов) тип темперамента рассматривается как закономерная связь всех психических свойств, образующих единый симптомокомплекс. Это аналитический путь изучения типов темперамента. Однако такой подход встречает непреодолимую пока трудность: неизвестны все свойства, входящие в такие симптомокомплексы.

Другая точка зрения (Г. Айзенк, [Н. EysencK, 1947]) основывается на том, что все свойства, входящие в темперамент, имеют непрерывный характер. Вследствие этого не существует строго определенной границы между количественными показателями свойств. Значит, их нет и между двумя людьми, место которых на континууме свойства рядом с какой-либо точкой. Следовательно, понятие типа чисто условно. В реальности таковых, по Г. Айзенку, не существует. Говорим же мы об условных типах, которые появляются потому, что в практических или теоретических целях мы условливаемся о некоем диапазоне психологических показателей, который будем считать типом для данной выборки испытуемых. При таком подходе характеристика последнего складывается из суммы количественных показателей по каждому свойству симптомокомплекса.

Наличие в крайне акцентированном виде типов темперамента вряд ли можно подвергнуть сомнению. Так, примером холериков могут служить А. В. Суворов и А. С. Пушкин, сангвиников — М. Ю. Лермонтов и Наполеон Бонапарт, меланхоликов — П. И. Чайковский и Н. В. Гоголь, флегматиков — М. И. Кутузов и И. А. Крылов. Про А. В. Суворова очевидцы говорили, что он не знал покоя и производил впечатление человека, снедаемого жаждой делать сразу сотню дел. Он не ходил, а бегал; не ездил, а скакал; не обходил стоящий на пути стул, а перепрыгивал через него. В противоположность Суворову поражал своим спокойствием баснописец И. А. Крылов. Рассказывали, что над диваном, на котором он проводил значительное время, висела тяжелая картина, которая была плохо укреплена и грозила вот-вот упасть. Когда знакомые, приходившие к Ивану Андреевичу, обращали его внимание на опасность, которой он подвергается, баснописец невозмутимо заверял их, что по его точным расчетам картина в случае падения не заденет его, поэтому он может спокойно продолжать лежать на диване. Различные проявления темперамента можно найти и в описаниях литературных героев. Обломов, например, своим поведением очень напоминает И. А. Крылова.


Накопленные факты в учении о темпераменте указывают на стойкую привязанность тех или иных теорий к конечному числу типологических групп, равному четырем. Вряд ли это можно назвать случайным совпадением. Условие, что число типологических групп должно быть равно четырем, никоим образом не вытекает ни из одного подхода, приведенного выше (имеются в виду теории Гиппократа, Галена, Кречмера, Шелдона, Павлова и др. - Е. И.). Тогда, может быть, это просто дань древней теории, происхождение которой связывается с магическим пристрастием древних исследователей к числу, якобы обоснованному учением Эмпедокла о четырех стихиях. Но, как справедливо отмечает В. Д. Небылицын, «древность научной теории еще не говорит о ее правильности» (1986, с. 136). Как видно, вопрос о количестве типологических групп до настоящего времени не получил удовлетворительного ответа, хотя для построения научной теории темперамента он имеет принципиальное значение. Поэтому для однозначного решения вопроса о количестве типологических групп необходимо с позиций современного научного знания или найти достаточно убедительное доказательство известному числу типов, или доказать его несостоятельность (Б. И. Цуканов, 1988, с. 129).


Однако единой концепции темперамента и его типов (как и типов личности) ученым создать так и не удалось. В этом отношении показательной является таблица, составленная К. Конрадом, в которой приведены классификации конституциональных типов, обнаруженные им у 31 автора. Совпадений в этих классификациях практически нет. А ведь когда говорят о темпераменте, к этим типам добавляют еще различные психологические характеристики. Следовательно, расхождения между авторами будут еще большими.

В какой-то степени оправдывается скепсис А. Бена (1866), который считал темпераменты «ненужной традицией старой и нелепой выдумки», а также А. Ф. Лазурского, писавшего, что учение о темпераментах уже отжило свой век.


Классические характеристики типов нервной системы, данные И. П. Павловым, несоотносимы с теми свойствами и их взаимосвязями, которые были найдены в позднейших физиологических и психофизиологических исследованиях (К. К. Красуский, Б. М. Теплов. В. Д. Небылицын и др.), и в настоящее время уже недостаточно обоснованы на современном физиологическом уровне. Поэтому сопоставление биохимических свойств с классическими павловскими типами (как это делается, например, в исследованиях А. М. Монаенкова, 1970, или в книге Р. Е. Кавецкого с соавторами, 1961) представляется не вполне адекватным для решения нашей проблемы. Вместе с тем вновь предложенные характеристики типов (например, у В. М. Русалова, 1979) еще недостаточно подтверждены, и они не сопоставлялись с биохимическими свойствами. Поэтому единственное, что мы можем достаточно обоснованно установить, - это связь с биохимическими свойствами отдельных показателей и симп-томокомплексов свойств нервной системы. Еще большие трудности возникают при характеристике биохимических типов (В. С. Мерлин, 1986, с. 53).

<Предыдущая   След.>