Главная arrow Отрасли психологии arrow Индивидуальные различия в поведении arrow Связь личностных особенностей со свойствами нервной системы
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Связь личностных особенностей со свойствами нервной системы PDF Напечатать Е-мейл

В ряде работ обнаружены связи типологических особенностей проявления свойств нервной системы со свойствами личности (по Р. Кеттеллу). Г. Б. Суворов (1981) на двух выборках с крайними проявлениями свойств нервной системы выявил, что лица с сильной нервной системой имеют более высокие значения по факторам: С — высокое самообладание, G — упорство, ответственность, Qm — хорошая контролируемость эмоций и поведения, F — сдержанность, О — уверенность в себе, по вторичному фактору Q/ — низкая тревожность. Лица со слабой нервной системой имеют противоположные свойства: низкое самообладание; импульсивность, беспечность; слабую настойчивость; выраженное чувство вины; плохую контролируемость эмоций и поведения, высокую мотивацию, тревожность (вторичный фактор Q7).

Лицам с подвижностью возбуждения присущи, по данным того же автора, склонность к сомнениям, подозрительность (фактор I), ориентация на внешнюю реальность (фактор М), а лицам с инертностью возбуждения — доверчивость и погруженность в себя.

Тем людям, которые отличаются подвижностью торможения, присущи слабая настойчивость, (фактор G), склонность к сомнениям, подозрительность (фактор I), погруженность в себя (фактор М), спокойность, уверенность (фактор О), критическая настроенность (фактор QI), плохая контролируемость эмоций и поведения. Сопоставление этих характеристик приводит к выводу о слабости волевой сферы тех, у кого отмечается подвижность торможения, что подтверждается и результатами Н. Д. Скрябина (1972). Он установил, что в типологический комплекс трусливости входит именно подвижность торможения. Лицам с инертностью торможения свойственны такие качества, как упорство, ответственность, доверчивость, ориентация на внешнюю реальность, чувство вины, консерватизм, хорошая контролируемость эмоций и поведения.

Для лиц с преобладанием возбуждения по «внешнему» балансу характерны открытость (фактор Л), самоуверенность (фактор ?), а для лиц с преобладанием торможения по этому балансу — замкнутость, критическая настроенность, зависимость.

У людей с преобладанием возбуждения по «внутреннему» балансу обнаруживаются высокое самообладание (фактор С), упрямство, самоуверенность (фактор ?), социальная смелость (фактор Н), социальная открытость (вторичный фактор Q2). Тем, у кого преобладает торможение по этому балансу, более свойственны замкнутость, критическая настроенность, низкое самообладание, застенчивость и конформность, робость, заторможенность в межличностных контактах.

В. А. Сальников (1987) обнаружил, что фактор G (упорство, ответственность) выражен больше у лиц с инертностью возбуждения и преобладанием возбуждения по «внешнему» и «внутреннему» балансу, фактор Qm (хорошая контролируемость эмоций и поведения) — у людей с инертностью возбуждения и торможения, фактор (зависимость, подчиненность) — у обладающих слабой нервной системой.

Таким образом, связь свойств личности с различными типологическими особенностями свойств нервной системы не вызывает сомнения, хотя интерпретация некоторых факторов у Р. Кеттелла расплывчата, а порой и противоречива.


Данные одних работ свидетельствуют об отсутствии влияний генотипа почти на все индивидуальные различия по свойствам личности. В других - обнаруживается одинаковое умеренное влияние факторов наследуемости на изменчивость почти всех диагностировавшихся характеристик. Такая однородность результатов внутри работ и рассогласованность между данными разных авторов заставляют поставить вопрос о пригодности для психогенетических исследований измерительных процедур, создававшихся не для изучения относительной роли наследственности и среды. Смешение внутри шкал опросников характеристик, изменчивость которых имеет разную природу, по-видимому, в значительной мере ответственно за противоречивость экспериментального материала.

...При подведении итогов выполненных к концу 1970-х гг. психогенетических исследований темперамента и личности Дж. Фуллер и У. Томпсон отмечают, что «по сравнению с работами по наследуемости интеллекта исследования личностной сферы противоречивы в своих выводах» (J. L Fuller, W. R. Thompson, 1978, p. 359). Причины этой противоречивости они связывают преимущественно с недостаточной разработанностью методик, применяемых в психологии личности: «Бесконечное увеличение числа тестов и постоянное изобретение все более экзотических черт вряд ли могут быть продуктивными» (там же) (Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека / Под ред. И. В. Равич-Щербо. М.: Педагогика, 1988. С. 288-289).


А. Г. Пинчуков (1976) сопоставил некоторые характеристики школьников, которые им дали учителя, с типологическими особенностями свойств нервной системы. Усидчивостью чаще отличались учащиеся с преобладанием торможения по «внутреннему» балансу, т. е. с малой потребностью в двигательной активности; напротив, среди неусидчивых чаще встречались лица с преобладанием возбуждения по этому балансу. Аккуратность более присуща школьникам с инертностью нервных процессов (особенно торможения), а сдерлсанность — с инертностью нервных процессов и с преобладанием торможения по «внешнему» и «внутреннему» балансу (свойство силы нервной системы автором не изучалось).

По данным Нгуена Ки Тыонга (2000), многие личностные особенности связаны с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. У субъектов, зависимых от внешних воздействий при принятии решений, чаще встречается слабая нервная система, подвижность возбуждения и сдвиг «внутреннего» баланса в сторону торможения. У лиц, склонных к риску, чаще отмечается сильная нервная система и преобладание возбуждения по «внешнему» балансу. Люди с сильной направленностью на процесс деятельности, а не на ее результат, чаще характеризуются слабой нервной системой, инертностью возбуждения, преобладанием возбуждения по «внутреннему» балансу, т. е. тремя из четырех признаков устойчивости к развитию состояния монотонии.

Типологический комплекс устойчивости к монотонности присущ и лицам, склонным к избеганию борьбы. Кроме того, слабая нервная система и преобладание торможения по «внешнему» балансу, участвующие в этом комплексе, входят в комплекс боязливости. Он отчетливо выражен и у людей с застенчивостью. Очевидно, еще и поэтому такие индивидуумы предпочитают избегать борьбу. У субъектов с высокой самооценкой настойчивости более выражен типологический комплекс терпеливости, т. е. им свойственны сильная нервная система, преобладание торможения по «внешнему» балансу, инертность возбуждения. Лица с сильной выраженностью к лидерству характеризуются более сильной нервной системой и подвижностью возбуждения.

Рассматривая отмеченные связи, не стоит, конечно, их понимать так, будто у каждого человека, обладающего той или иной личностной особенностью, непременно имеются соответствующие ей типологические особенности. Выявленные связи показывают лишь тенденцию, присущую некоторой общности людей данного возраста (в данном случае — молодым, в возрасте 18-20 лет).

 
<Предыдущая   След.>