Главная arrow Отрасли психологии arrow Индивидуальные различия в поведении arrow Волевые качества и свойства нервной системы
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Волевые качества и свойства нервной системы PDF Напечатать Е-мейл

Нет надобности говорить, какую роль в жизни и деятельности играют волевые качества человека. До недавнего времени их выраженность рассматривалась только как результат воспитания, становления человека как личности. Роль морального компонента воли, мотива долженствования действительно велика в проявлении людьми волевых актов. Однако в последние два десятилетия установлена связь волевых качеств и с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы, а это значит, что волевые качества зависят и от врожденных особенностей человека.

Еще И. П. Павлов в статье «Тормозной тип нервной системы собак» писал:

Мне кажется, что в основе так сказать нормальной боязливости, трусости, а особенно болезненных фобий, лежит простое преобладание физиологического процесса торможения, как выражение слабости корковых клеток (1951а, с. 291). [Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Л., 1932. С. 389.]

Изучение Н. Д. Скрябиным (1972) зависимости смелость — трусость от типологических особенностей проявления свойств нервной системы показало, что И. П. Павлов был прав. Низкая степень смелости оказалась связанной со слабой нервной системой, подвижностью торможения и преобладанием его по «внешнему» балансу. Причем чем меньше смелость, тем чаще у обследованных встречаются все три или два из трех признаков трусливости.

Таким образом, обнаружение трех типологических признаков практически гарантирует правильный прогноз о низкой смелости обследуемого, а двух из трех (в любом сочетании) позволяет с определенной долей уверенности говорить, что обследуемый не обладает большой смелостью.

Как уже говорилось, часто решительность оказывается независимым от смелости волевым качеством, что подтверждает и сравнение связей каждой из них с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Достаточно сослаться на тот факт, что решительность при отсутствии страха не зависит от силы нервной системы (И. П. Петяйкин, 1975). Однако, проявляясь во времени принятия решения в значимой для человека ситуации, она зависит от типологической особенности, влияющей на ригидность или лабильность установок человека, — от свойства подвижности нервных процессов. У лиц с подвижностью возбуждения обнаруживается большая решительность, т. е. затрачивается меньше времени на принятие решения, от которого зависит успех в деятельности. У лиц же с инертностью возбуждения время принятия решения больше.

На решительность оказывают влияние и такие типологические особенности, как сдвиг «внешнего» и «внутреннего» баланса в ту или иную сторону: у людей с преобладанием возбуждения решительность большая, а с преобладанием торможения — меньше.

В ситуации, которую испытуемый расценивает как опасную, на решительность влияет и свойство силы нервной системы: у кого та сильная, на принятие решения они тратят меньше времени.

Аналогичная зависимость решительности от типологических особенностей выявлена и при использовании других тестов на решительность.

Полученные И. П. Петяйкиным в лабораторных экспериментах данные нашли подтверждение и в реальной спортивной деятельности. Так, время сосредоточения перед прыжком у спортсменов с сильной нервной системой, подвижностью возбуждения, преобладанием возбуждения по «внешнему» балансу и уравновешенностью по «внутреннему» балансу (с преобладанием возбуждения в данной выборке спортсменов не оказалось) короче, чем у спортсменов с противоположными типологическими особенностями. Это происходит в основном не за счет более быстрого мысленного повторения упражнения, а благодаря ускоренному принятию спортсменом решения о его готовности к прыжку.

М. Н. Ильиной (1975) была обнаружена зависимость времени сосредоточения перед выполнением баскетболистами штрафных бросков от наличия у них подвижности или инертности возбуждения: у спортсменов с подвижностью возбуждения оно оказалось короче. Это можно расценить как показатель их большей решительности.

В. И. Ржевский (1976), изучавший типологические особенности у игроков в городки, участвовавших в первенстве СССР, также установил: длительность подготовки к броску зависит от свойств нервной системы. Так, среди спортсменов, которые дольше готовились к выполнению броска, в отличие от тех, кто подготавливался к нему не так длительно, больше инертных по возбуждению, с преобладанием торможения по «внутреннему» балансу и с малой силой нервной системы. Таким образом, подтвердился типологический комплекс решительности, выявленный И. П. Петяйкиным.

Во многих видах деятельности проявляется такое волевое качество, которое в спорте называют терпеливостью. Она сказывается в возможности человека работать, не снижая интенсивности (за счет воли), если по ходу работы у него возникают трудности (недостаток кислорода, утомление). Именно благодаря терпеливости реализуется первая фаза утомления, называемая в теории физического воспитания компенсированным утомлением. Более терпеливыми оказываются субъекты, имеющие сильную нервную систему, инертность возбуждения, преобладание торможения по «внешнему» балансу и преобладание возбуждения по «внутреннему» балансу (М. Н. Ильина, 1972). Этот же типологический комплекс влияет и на проявление упорства (Е. П. Ильин, Е. К. Фещенко, 1999).

Сопоставление типологических комплексов, влияющих на разные волевые качества, показывает, что между ними нет тождества. Отсюда следует вывод, что природная основа разных волевых проявлений неодинакова, поэтому субъект не может обнаруживать равную силу воли в различных ситуациях. Он может быть смелым, но не решительным (а подчас под влиянием обстоятельств — боязливым и от этого решительным: лучше плохой конец, чем бесконечная неизвестность и страх), решительным, но не терпеливым и т. д. Поэтому нельзя говорить вообще о волевом человеке. Надо знать конкретно, какие волевые качества у него находятся на высоком уровне, а какие — на низком. Только тогда возможно выстроить прогноз о надежности человека, о том, какой стиль деятельности ему целесообразнее формировать и т. д. При этом следует не очень уповать на возможность «исправить» волевые недостатки человека: если они по преимуществу обусловлены врожденными типологическими особенностями, то сделать это трудно.

<Предыдущая   След.>