Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Личность и индивидуальность PDF Напечатать Е-мейл

Существует немало противоречий по вопросу соотношения личности и индивидуальности. Одними вторая осознается всего Лишь как признак первой (В. П. Тугаринов, 1965), другими — как признак человека в качестве единого целого (индивида и личности), развитие которого осуществляется по вектору: индивид — личность — индивидуальность (Б. Г. Ананьев, 1969), т. е. индивидуальность признается новым психофизиологическим образованием.

В. С. Мерлин отличает индивидуальность личности от интегральной индивидуальности, которая характеризует человека как биологическое и социальное существо. Так, рассуждая о соотношении интегральной индивидуальности с социальными типами (к которым он относит и типы личности), автор замечает:

Интегральная индивидуальность — это форма существования различных социальных типов (читай — типов личности. — Е. И.). В каждом социальном типе имеется специфическое бесконечное множество интегральных индивидуальностей, в которых он выражается (1986, с. 34).

Из этой цитаты трудно понять, что в чем выражается: тип личности в интегральной индивидуальности или интегральная индивидуальность — в типе личности.

В работах представителей пермской психологической школы очевидна тенденция подменять понятия «человек», «личность», «темперамент» термином «интегральная индивидуальность», но не выявлять саму индивидуальность как уникальное целостное образование. В. В. Белоус (2002), анализируя подходы к изучению структуры темперамента и интегральной индивидуальности, убедительно доказывает, что они не отличаются друг от друга. Все сводится либо к выявлению глобальных типов А и Б, либо к препарированию целого, к выявлению отдельных показателей разных уровней «интегральной индивидуальности».

Изучаются, например, религиозная активность, интеллект, специальные способности, индивидуальный стиль деятельности в структуре интегральной индивидуальности, но ъеразные индивидуальности как целостные образования (О. Я. Андрос, 1994; А. А. Волочков, 2000; Н. И. Иоголевич, 2000; Т. И. Порошина, 1997; Д. О. Смирнов, 2000; М. Р. Щукин, 1995). Спрашивается, чем такой подход отличается от существовавших ранее и существующих до сих пор (например, от выявления индивидных и личностных профилей, в частности, с использованием опросника Кеттелла, как это сделано в статье А. А. Волочкова)? Только тем, что одновременно выявляются и индивидные, и личностные особенности? Создается впечатление, будто термин «интегральная индивидуальность» скорее используется пермскими психологами для маркировки своей школы, сохранения традиции, связанной с именем В. С. Мерлина, нежели для определения специфики изучаемой научной проблемы.

В другом случае «интегральная индивидуальность» исследуется с привлечением различных контингентов людей. Ими оказываются студенты, педагоги, городские и сельские школьники, подростки, живущие в различных социальных условиях, корабельные специалисты, причем учитывается какой-либо один фактор — мотив достижения успеха, экстраверсия — интроверсия, возраст, этап обучения и т. д. (Аль Акур Сами Мухамед, 1999; Л. А. Ивашнева, 1998; Т. В. Копань, 1996; К. В. Макарова. 1992; А. Т. Найманов, 1991; Ю. В. Павличенко, 1995; Ф. М. Шидакова, 1991; Г. П. Юрьев, 1997). Неизученного контингента и нерассмотренных факторов осталось еще очень много, поэтому поток диссертаций об интегральной индивидуальности иссякнет не скоро. Вот только прояснится ли, что же она собой представляет и каждый ли человек (личность) оказывается индивидуальностью — вопрос.

Б. Г. Ананьев писал, что индивидуальность всегда есть индивид с комплексом природных свойств, хотя не всякий индивид является индивидуальностью. Для этого ему надо стать личностью. А если общество способствует формированию однотипных личностей, как это случается при авторитарных режимах в ряде государств? И чего больше в индивидуальности — индивидного или личностного? Если индивидуальность понимается только как совокупность имеющихся у человека типических (называемых индивидуальными) особенностей, то могут ли быть одинаковые индивидуальности? Могут ли вообще природные свойства создать уникальное, неповторимое свое сочетание или же для этого требуется влияние жизненного пути, который действительно уникален у каждого человека?

Т. В. Копань (1996), например, показала, что у городских и сельских школьников с одной и той же мотивацией достижения успеха структуры интегральной индивидуальности приблизительно одинаковы. О какой же уникальности структуры интегральной индивидуальности (о чем пишет автор) может идти речь, если она присуща многим? Тот факт, что структура личности школьников, имеющих разную мотивацию к достижению успеха, различается, свидетельствует лишь о типических, а не индивидуальных особенностях.

А сколько обозначений индивидуальности имеется у разных авторов: целостная индивидуальность — у С. Л. Рубинштейна (1999), Т. Ф. Базылевич (1998) и В. М. Русалова (1988), комплексная индивидуальность — у Б. Г. Ананьева, интегральная индивидуальность — у В. С. Мерлина, субъектно-деятельностная индивидуальность — у А. В. Брушлинского (1994), структурно-функциональная индивидуальность — у Э. А. Голубевой (1995), полиморфная и всеобщая индивидуальность — у В. В. Белоуса (2002)!

Разрешению вопроса об индивидуальности человека препятствуют и другие моменты, например неадекватное использование многими авторами понятия «индивидуальное». Говорят об индивидуальных свойствах (различиях) индивида, имея в виду типологическую дифференциацию по свойствам нервной системы и темперамента. Но эти свойства являются типическими, так как присущи многим людям. Пишут об индивидуальном стиле деятельности, хотя имеют в виду тот, что свойствен многим тысячам людей, т. е. опять-таки является типическим. Единственное средство избежать этой терминологической путаницы — называть вещи своими именами: присущее многим называть типическим, а свойственное только одному — уникальным и неповторимым, т. е. индивидуальным. Это не означает, что типические характеристики надо исключать из понятия «индивидуальность». Не надо только принимать каждое из них за выражение неповторимого.


Единичный человек как индивидуальность может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Иначе говоря, индивидуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека (Ананьев Б. Г., 1980, с. 178).


Пока же при чтении работ, посвященных проблеме человеческой индивидуальности, меня не покидает мысль, что авторы больше озабочены решением вопроса, из чего складывается индивидуальность (личность) человека (т. е. какова абстрактная ее структура, какие связи существуют между частями таковой), каким образом она формируется, нежели пытаются выяснить то, что есть индивидуальность и как можно ее выявить у конкретного человека.

Очевидно, что индивидуальность как уникальность, неповторимость человека проявляется прежде всего и главным образом в неповторимости его жизненного пути, который формирует многообразные личностные особенности — и не только положительные, но и отрицательные. В связи с этим человек как личность предстает перед нами многоликим существом, со многими склонностями и стремлениями, находящимися порой в полном несогласии друг с другом, и какая из сторон личности проявится, во многом зависит от ситуации и окружения человека. Так, даже закоренелый преступник может обладать «чувством» товарищества и взаимовыручки по отношению к членам своей шайки, а культурный и выдержанный человек может проявить себя агрессивным болельщиком на футболе. Почему, например, начальник одного из гитлеровских концлагерей мог выступать в двух ипостасях: быть добрым, сентиментальным и играть на скрипке дома и безжалостно убивать заключенных? Выходит, не прав А. С. Пушкин, и гений и злодейство совместимы, а известное изречение: «красота спасет мир» — не более чем красивая фраза.

В народе бытует поговорка: «Чтобы понять человека, надо с ним съесть пуд соли». Эта народная мудрость говорит о том, что с налета, наблюдая другого только в одной-двух жизненных ситуациях, весь его психический склад не раскроешь. А ведь именно это часто и делают психологи, изучая личность в какой-то одной конкретной ситуации или с помощью того или иного личностного опросника. Вот и поворачивается к психологу личность какой-либо одной своей стороной, а остальные остаются скрытыми от глаз исследователя, как обратная сторона Луны.

Изучим ли мы в такой ситуации интегральную индивидуальность как некую целостность? И вообще, готовы ли мы к такому изучению в данный момент? Мне представляется, что нет. С какого конца ни подойди — биологического или социального, полную картину о человеке выявить не удается. Не случайно существует более 10 классификаций типов темперамента и более 50 теорий личности. Попытки выделить интегральные типы темперамента с помощью формальных (математических) методов вообще приводят к странным результатам. Например, В. В. Белоус, использовавший такие методы, определил только два типа темперамента — А и Б.

Помимо того, что сейчас психология не в состоянии дать интегральное описание человека и личности как индивидуальности, возникает вопрос: а возможно ли это в принципе? Не есть ли эти представления миф, каким в недавнем прошлом были представления о счастливом коммунистическом будущем? Не выступает ли идея о личностной целостности как неком монолите тормозом в ее изучении, что приводит к абсолютизированию связей между различными свойствами личности? Распространено же в психологии и педагогике представление, будто из-за целостности личности изменение одного ее свойства (в положительную сторону) приводит к изменению (в ту же сторону) и других свойств. Как мы видели из приведенных выше примеров, это далеко не так.

Выскажу спорную мысль: интегральную индивидуальность человека вообще и личности в частности нельзя представлять себе как монолит, метасистему. Исходя из теории П. К. Анохина о функциональных системах, формирующихся каждый раз заново в соответствии с возникающей новой ситуацией и новой задачей адаптации к ней или ее преобразования, поведение человека (его реагирование на складывающуюся ситуацию) можно тоже представлять как результат формирования каких-то частных (ситуативных) личностных функциональных систем как целостных интегральных образований.

В зависимости от индивидных и личностных особенностей человека, ситуации и стоящей перед ним задачи эти целостные личностные системы будут различными, а следовательно, человек каждый раз проявит в поведении свои разные стороны. Попадая в ту или иную ситуацию, человек, будучи личностью, должен выступать как интегральная (целостная) функциональная система, однако в различных ситуациях эта интегральность поведения личности по своему составу (структуре) и качеству будет разной.

<Предыдущая