Главная arrow Способности человека arrow Связь способностей с типологическими особенностями
Связь способностей с типологическими особенностями PDF Напечатать Е-мейл

Связь способностей с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы


Познавательные способности и типологические особенности. Любая деятельность предъявляет высокие требования к так называемым познавательным способностям: восприятию, вниманию, памяти, мышлению. Во многих исследованиях показано, что у разных людей различные стороны этих психических процессов выражены неодинаково. Например, одни хорошо концентрируют внимание, но плохо его распределяют, другие обладают хорошей оперативной памятью, но имеют малый объем восприятия и т. д. Установлено, что эти различия могут быть объяснены наличием или отсутствием у человека определенных типологических особенностей проявления свойств нервной системы.


Связь внимания с типологическими особенностями. Разные свойства внимания связаны с разными типологическими особенностями. Концентрация и устойчивость лучше у лиц с сильной нервной системой (Л. Б. Ермолаева-Томина, 1959; Н. С. Уткина, 1972; А. А. Болбочану, 1982), а переключение внимания (при установке работать в свободном темпе) — у людей со слабой нервной системой (В. П. Ум-нов, 1980).

Концентрация внимания зависит также от баланса нервных процессов (у лиц с преобладанием возбуждения по «внешнему» балансу она больше), а переключение внимания — от подвижности нервных процессов.

Однако многое обусловлено тем, в каких условиях протекает деятельность. Например, по данным В. П. Умнова, при введении инструкции работать как можно быстрее преимущество в переключении внимания имеют уже люди с сильной, а не со слабой нервной системой. Поэтому в реальной спортивной деятельности в одних ситуациях преимущество могут иметь спортсмены с одной типологией, а в других — с противоположной ей. Например, в баскетболе при разыгрывании комбинации или при игре в обороне распределение и переключение внимания может лучше происходить у спортсменов со слабой нервной системой. При пробивании же штрафных бросков, когда требуется высокая концентрация внимания, большая результативность — у баскетболистов с сильной нервной системой (М. Н. Ильина, 1975). Очевидно, вторые способны сосредоточиваться в большей мере, чем баскетболисты со слабой нервной системой, особенно когда ситуация усложняется.

В связи с этим упомяну данные одного из моих исследований, согласно которым лица с сильной нервной системой выше оценили у себя способность к концентрации внимания, а лица со слабой нервной системой — способность к распределению внимания.


Связь памяти с типологическими особенностями. Произвольная память на числа, геометрические фигуры, рисунки, слова лучше у тех, кто отличается инертностью нервных процессов и низкой лабильностью (Э. А. Голубева, Е. П. Гусева и С. А. Изюмова, 1977). В то же время непроизвольная память, по данным этих авторов, лучше у лиц с высокой лабильностью нервной системы. Авторы объясняют это тем, что скоростные возможности таких людей позволяют им чаще обращаться к материалу в ходе решения логических задач, а это и создает предпосылки для лучшего запоминания материала в том случае, когда такой цели испытуемые перед собой не ставят.

Текст лучше запоминают обладающие слабой нервной системой (Э. А. Голубева и Е. Л. Гусева, 1972; В. И. Гончаров, 1984), а наглядные объекты — согласно тем же авторам, имеющие сильную нервную систему. Однако влияние силы нервной системы на запоминание во многом определяется условиями такового. По данным С. А. Соловьевой (1968,1970), те, у кого нервная система слабая, после однократного предъявления больше запоминают легких слов (часто употребляемых в обиходе), а лица с сильной нервной системой по количеству запоминаемых трудных слов либо не уступают первым, либо даже превосходят их. Эффективность запоминания слов во многом зависит и от уровня мотивации. Так что связь свойства силы нервной системы с памятью довольно сложная и неоднозначная.

До сих пор речь шла об объеме памяти, т. е. количестве запоминаемых объектов с одного предъявления. Однако задачей обучения является запоминание всего объема предъявляемой информации. В связи с этим появляется еще один параметр мнемической деятельности: быстрота запоминания всего материала. Как выявлено В. И. Гончаровым, этот показатель тоже связан с некоторыми типологическими особенностями. Объем запоминания схемы движений больше у лиц с преобладанием возбуждения по «внешнему» балансу, инертностью торможения и низкой лабильностью, а быстрота запоминания этого материала больше у лиц с сильной нервной системой, инертностью возбуждения и низкой лабильностью.

Многие двигательные действия представляют собой определенную последовательность движений, которая тоже требует запоминания. В. И. Гончаров показал, что объем запоминания последовательности движений больше у лиц с преобладанием торможения по «внешнему» балансу и с инертностью возбуждения и торможения. Быстрота же запоминания последовательности движений больше у лиц с преобладанием торможения по «внутреннему» балансу, с инертностью возбуждения и низкой лабильностью.

Двигательная память, т. е. запоминание пространственных и силовых параметров движений, лучше проявляется у людей, отличающихся инертностью возбуждения и торможения, сильной нервной системой, преобладанием возбуждения или уравновешенностью по «внешнему» и «внутреннему» балансу (Е. П. Ильин, 19766).


Связь восприятия с типологическими особенностями. Характеристики восприятия (особенно зрительного) — объем, быстрота и точность, существенно влияют на эффективность деятельности, в частности — на создание представления (зрительного образа) о том или ином физическом упражнении, двигательном действии. Быстрота формирования зрительного образа физического упражнения, которое демонстрируется обучающемуся, как установлено В. П. Умновым, обусловлено типологическими особенностями проявления свойств нервной системы, причем именно такими, от которых зависит и объем зрительного восприятия: слабой нервной системой, средней выраженностью подвижности возбуждения и торможения, преобладанием «внешнего» торможения (у мужчин) и уравновешенности по «внутреннему» балансу (у женщин).

По данным Л. М. Митиной и А. О. Прохорова (1981), чем сильнее нервная система, тем точнее оцениваются двухсекундные временные интервалы. Это проявилось как в мужской, так и в женской выборках.


Психомоторные способности и типологические особенности. Как уже было отмечено, влияние типологических особенностей на психофизиологические и психологические феномены бывает, как правило, комплексным, т. е. определенный феномен зависит от нескольких типологических особенностей. Конечно, эти комплексы целиком встречаются не у каждого человека. Например, у многих имеются только две из трех входящих в комплекс типологические особенности, притом и сочетания их разнятся.


Качества быстродействия. Общая тенденция такова, что в выборках людей, обладающих выраженными скоростными качествами, превалируют такие особенности, как слабая нервная система, подвижность возбуждения и торможения, преобладание возбуждения и уравновешенность по «внешнему» балансу. По этим типологическим особенностям спринтеры значительно отличаются от бегунов на более длинные дистанции (Е. П. Ильин, 1976г). Выявлена связь скоростных показателей и с высокой лабильностью (Е. М. Борисова, 1975).

Существуют некоторые различия в зависимости разных скоростных показателей от типологических особенностей. Так, максимальный темп движений слабо связан с подвижностью нервных процессов и сильнее — с уравновешенностью по «внешнему» балансу.

Связь быстроты реагирования со слабостью нервной системы, вероятно, объясняется природой свойства силы: поскольку уровень активации в покое у лиц со слабой нервной системой выше, чем у людей с сильной, они ближе к пороговому уровню реагирования и быстрее его достигнут при действии сигнала (одинакового по интенсивности для всех).

Однако чем сильнее раздражитель, тем меньшее преимущество имеют субъекты со слабой нервной системой в быстроте реагирования (В. Д. Небылицын, 1966). Более того, при сильных раздражителях, когда у таких людей эффективность реагирования начинает снижаться, а у лиц с сильной нервной системой она еще растет, время реакции может в определенной точке стать у тех и других одинаковым, а при еще большей интенсивности раздражителя преимущество в быстроте реакции окажется на стороне обладающих сильной нервной системой. Поэтому и корреляция между силой нервной системы и временем реакции в зоне больших раздражителей становится уже положительной, а не отрицательной (Н. М. Пейсахов, 1974; В. А. Сальников, 1981; Н. И. Чуприкова, 1977).

Следовательно, чем громче звук, тем больше выравниваются шансы прореагировать на этот сигнал у людей с сильной и слабой нервной системой.

Время простой реакции зависит и от других типологических особенностей — лабильности (Н. М. Пейсахов), подвижности возбуждения и торможения, преобладания возбуждения по «внешнему» балансу (В. А. Сальников, 1981; Н. П. Фе-тискин, 1975).

Максимальная частота движений выше у лиц с высокой лабильностью нервной системы (В. А. Шаклеин), со слабой нервной системой и уравновешенностью по «внешнему» балансу (Е. П. Ильин, М. Н. Ильина, 1975).

Следует обратить внимание, что время расслабления мышц связано с другими типологическими особенностями, а именно — с инертностью торможения и преобладанием торможения по обоим видам баланса (В. А. Сальников, 1975). Таким образом, тормозные двигательные реакции обусловлены особенностями протекания тормозных процессов, а не возбудительных. Это подтверждает и тот факт, что степень расслабления мышц (из состояния покоя), а также тремор (точнее, его подавление) связаны также с преобладанием торможения по «внешнему» и «внутреннему» балансу: у субъектов с этими типологическими особенностями расслабление мышц больше, а тремор выражен меньше, чем у тех, кто характеризуется преобладанием возбуждения.

Не случайно среди стрелков-пулевиков чаще, чем среди представителей других видов спорта, встречаются лица с преобладанием торможения по «внутреннему» балансу.

С типологическими особенностями нелинейным образом связано время слож-пой (дифферепцировочной) реакции, проявляемой в спортивных единоборствах и играх. Оно наименьшее у лиц и со слабой и с сильной нервной системой, а наибольшее — у лиц со средней ее силой.

Объяснение этой странной на первый взгляд зависимости следует искать в структуре времени сложной реакции: оно включает в себя два компонента. Это время простой реакции (или обнаружения сигнала и организации ответного действия) и время «центральной задержки», т. е. уходящее на дифференцирование сигналов и принятие решения: отвечать на сигнал или же нет. Если время простой реакции, как уже говорилось, короче у лиц со слабой нервной системой (и за счет этого компонента у них более кратким оказывается и время сложной реакции), то время «центральной задержки» наименьшее у лиц с сильной нервной системой, несколько большее — у располагающих слабой нервной системой, но самое большое — у людей со средней ее силой.

Поэтому лица с сильной нервной системой имеют некоторое преимущество по времени сложной реакции перед теми, у кого сила нервной системы средняя.

Выносливость, или время работы до того момента, когда человек не может более поддерживать заданную интенсивность, также имеет многочисленные связи с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Но при этом она может быть одинаковой у субъектов даже с противоположными типологическими особенностями (например, у обладающих сильной и слабой нервной системой). Это обусловлено тем, что время работы до «отказа» складывается из двух фаз: до появления чувства усталости и после его проявления (утомления), причем каждая фаза (ее длительность) зависит от противоположных типологических особенностей.

П. 3. Сирис, П. М. Гайдарска и К. И. Рачев показали, что высокие значения максимального потребления кислорода (МПК) и высокая максимальная производительность (аэробная выносливость) свойственны лишь лицам с сильной нервной системой. Спортсмены, у которых она слабая, не достигали высоких значений МПК.

Эти данные согласуются с полученными нами: среди бегунов на средние и длинные дистанции преобладали спортсмены с большой и средней силой нервной системы, в то время как среди бегунов на короткие дистанции — со слабой. В. С. Горожанин (1971) выделил 20 лучших и 20 худших школьников по результатам кроссового бега на 1000 м. У первых средняя величина силы нервной системы была больше, чем у вторых. Школьники с худшими результатами в основном имели слабую нервную систему.

Как установил Н. М. Пейсахов, выносливость к динамической работе больше у лиц с сильной нервной системой, а выносливость к удержанию статистических усилий — у имеющих слабую нервную систему. Второе положение не нашло подтверждения в работе М. Н. Ильиной: в одних группах обследованных преимущество было на стороне лиц с сильной нервной системой, в других — на стороне тех, у кого она слаба, в третьих группах выносливость к статистическому усилию была у тех и других одинаковой. Такие же данные получены М. Н. Ильиной и при выполнении испытуемыми динамической работы (приседаний, сгибаний и разгибании рук в упоре лежа). Однако подобные упражнения относятся к таким, в которых требуется проявить силовую выносливость, и энергетическое обеспечение работы при их выполнении в основном происходит анаэробным путем.

Преимущество в выносливости имеют индивиды с инертностью возбуждения, у которых больше, чем у отличающихся подвижностью возбуждения, и первая и вторая фаза работы (М. Н. Степанова [Ильина], 1972).


Артистические и музыкальные способности и типологические особенности

 


Артисты цирка. Цирковое искусство разнообразно по своим жанрам. Специфика каждого из них требует проявления различных способностей, а следовательно, и различных задатков, в качестве которых выступают типологические особенности проявления свойств нервной системы.

В работе Н. Е. Высотской с соавторами (1974) показано, что для акробатов-темповиков, жонглеров и иллюзионистов характерны слабая нервная система, высокая подвижность нервных процессов, преобладание возбуждения над торможением по «внешнему» балансу. Эта типология полностью соответствует характеру их деятельности, связанному с быстротой движений, которая является у них ведущим качеством. М. К. Акимовой (1974) тоже показано, что подвижность нервных процессов способствует овладению навыками жонглирования.

Для силовых акробатов, гимнастов и джигитов характерны другие типологические особенности: слабая нервная система, инертность возбуждения и уравновешенность нервных процессов по «внешнему» балансу. Инертность возбуждения служит задатком хорошей двигательной памяти (для гимнастов и джигитов), а слабая нервная система — базой для проявления высокой чувствительности (что особенно важно для силовых акробатов, у которых большую роль играет удержание равновесия).

У канатоходцев и эквилибристов обнаружены слабая нервная система, подвижность нервных процессов, уравновешенность по «внешнему» балансу и преобладание торможения по «внутреннему». Последнее обеспечивает устойчивость позы тела, так как пробу Ромберга на статическое равновесие лучше выполняют лица с преобладанием торможения по «внутреннему» балансу, а не с уравновешенностью и — тем более — не с преобладанием возбуждения.

Своеобразна типология у клоунов. Наличие у многих из них большой и средней силы нервной системы, инертности нервных процессов создают основу для высокой работоспособности в течение длительного времени. Очевидно, это связано с тем, что клоунада — единственный жанр циркового искусства, представители которого выступают с короткими сценками в течение всего многочасового представления.

В целом же преобладание у артистов цирка слабой нервной системы оправдано тем, что она способствует проявлению артистизма, а преобладание у них возбуждения или склонности к этому по «внешнему» балансу содействует эмоциональности выступлений.


Артисты балета. Изучение связи свойств нервной системы с выраженностью у учащихся хореографического училища профессионально важных качеств показало, что эмоциональность, артистичность, «танцевальность» наиболее выражены у лиц с подвижностью нервных процессов и с преобладанием возбуждения по «внешнему» балансу. Координированность движений, вестибулярная устойчивость, прыгучесть в большей мере связаны с инертностью нервных процессов и с преобладанием торможения по «внешнему» балансу. Слабость нервной системы обнаружилась прежде всего у учащихся с хорошей «танцевальностью», коор-динированностью, с хорошим вращением.

В то же время какое бы качество ни рассматривалось у учащихся, оно было сильнее выражено у лиц с преобладанием возбуждения по «внутреннему» балансу, т. е. у обладающих повышенной потребностью в двигательной активности.

Очевидно, эти учащиеся обладают более высокой работоспособностью, потому у них лучше развиты профессионально важные качества.


Музыканты-исполнители. Ю. А. Цагарелли (1981) показал, что свойства нервной системы коррелируют со многими способностями музыкантов-исполнителей. Эмоциональность, музыкальная память (образная и эмоциональная) связаны со слабостью нервной системы и высокой лабильностью, а логическая музыкальная память — с инертностью нервных процессов. Оригинальность музыкального логического мышления соотносится с низкой лабильностью, а оригинальность и быстрота образного музыкального мышления — с высокой лабильностью и подвижностью нервных процессов. Восприятие музыкальной информации на сенсорно-перцептивном уровне лучше осуществляется лицами с высокой лабильностью. Таким образом, у людей с разными типологическими особенностями музыкальность как интегральное образование имеет разную структуру (с точки зрения выраженности разных способностей, ее составляющих).

Как установлено Л. А. Лепиховой и Т. Ф. Цыгульской (1982), музыкантам больше всего присуща слабая и высоколабильная нервная система. Именно эти типологические особенности способствуют более успешной музыкальной деятельности, в частности хоровой (И. А. Левочкина, 1988). Роль высокой лабильности нервной системы для успешности музыкальной деятельности установлена и в других исследованиях (И. С. Букреев, 1983; М. В. Никешичев, 1990; Ю. А. Цагарелли).

<Предыдущая   След.>