Главная arrow Отрасли психологии arrow Деятельность человека arrow Адекватность понимания связей свойств нервной системы с эффективностью деятельности
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Адекватность понимания связей свойств нервной системы с эффективностью деятельности PDF Напечатать Е-мейл

Адекватность понимания связей свойств нервной системы с эффективностью деятельности и поведением


Изучение того, как типологические особенности проявления свойств нервной системы связаны с эффективностью деятельности и поведением, затрагивает и более общий вопрос о соотношении в человеке биологического и социального. Таким образом, речь заходит о мировоззренческих и методологических аспектах современного естествознания. Поэтому чрезвычайно важно при анализе выявляемых связей давать им адекватную интерпретацию. В противном случае легко скатиться на позиции биологизаторства, постулирования ведущей роли природных задатков в жизни человека как социального существа.

В настоящее время нет нужды доказывать важную роль биологического фактора в профессиональной, учебной и спортивной деятельности человека. Вопрос ныне иной: каково соотношение в каждом конкретном случае социального и биологического? Как известно, в силу принадлежности человека к природе и обществу его формирование и развитие происходит в результате сложного взаимодействия природных и социальных систем детерминации, воздействие которых неравнозначно и противоречиво. Соответственно и значение типологических особенностей может быть в том или ином действии и поступке велико, а в других — незначительно.

Типологические особенности проявления свойств нервной системы связаны с различными поведенческими и личностными характеристиками, а также с эффективностью деятельности либо прямым, либо опосредованным, либо сопутствующим (рядоположенным) образом.

Роль типологических особенностей в способностях и склонностях можно отнести к прямому влиянию, потому что между ними нет промежуточного звена. Так, типологические особенности выступают задатками способностей, входят в их структуру.

Сложнее обстоит дело с воздействием типологических особенностей свойств нервной системы на стиль деятельности. В том случае, когда таковой формируется стихийно — по склонности, типологические особенности связаны с ним именно через это промежуточное звено. Если же стиль деятельности формируется сознательно, с учетом сильных и слабых сторон человека, то промежуточным звеном между ним и типологическими особенностями становятся способности и волевые качества, зависящие от того или иного типологического комплекса.

Вообще связь типологических особенностей проявления свойств нервной системы с эффективностью деятельности всегда косвенная, опосредованная способностями и стилем деятельности. Поэтому не следует прямо связывать успехи человека с наличием тех или иных типологических особенностей. Достижение высоких результатов в любой области определяется многими факторами, в частности — обученностью, мотивацией, техническими средствами и т. д. Да и сами промежуточные звенья (способности) могут зависеть не только от типологических, но и от физиологических и морфологических особенностей человека (как, например, двигательные способности, связанные со структурой мышц, биохимическими особенностями организма). Таким образом, сам выбор стиля деятельности может определяться не только свойствами нервной системы, но и показателями роста и веса, если речь идет о физической деятельности спортсменов.

В ряде исследований обнаружены связи типологических особенностей проявления свойств нервной системы с социально-психологическими характеристиками человека. Эти корреляции нуждаются в особо тщательном анализе и адекватной трактовке.

Во многих случаях они опосредованные. Так, лидерство в экстремальных условиях деятельности связано с типологическими особенностями благодаря влиянию последних на волевые качества. Например, лидеры команд в лодках (загребные) в отличие от ведомых (сидящих сзади), как правило, отличаются сильной нервной системой и инертностью торможения, которые, как сказано выше, влияют положительно на терпеливость. Очевидно, тренеры и сажают на место загребного такого спортсмена, у кого это волевое качество проявляется в большей мере, чем у остальных гребцов (Ю. А. Дольник, Е. П. Ильин, 1976).

Капитаны команд по игровым видам спорта в большинстве своем тоже имеют сильную нервную систему, которая помогает им не терять самообладания и мобилизоваться в критических ситуациях. Но выбирались они на роль делового лидера не потому, что тренер знал об этом свойстве, а по их поведенческим характеристикам, проявляемым в экстремальной ситуации, по психологической устойчивости, надежности.

Другой социально-психологический феномен — совместимость — тоже может опосредованно соотноситься с типологическими особенностями свойств нервной системы. Он зависит от некоторых свойств темперамента, связанных с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. При этом совместимость не означает одинаковость таковых у взаимодействующих людей. Нами выявлено, что взаимные положительные оценки чаще даются субъектами с различными типологическими особенностями; и, наоборот, взаимная неприязнь чаще встречается у людей, имеющих одинаковые типологические особенности (хотя сходство последних не обязательно приводит к конфликту между субъектами взаимодействия).

Итак, косвенным образом типологические особенности проявления свойств нервной системы могут в ряде случаев влиять на социально-психологические феномены, в том числе и на социометрический статус человека. Отвергая в целом теорию «врожденных черт лидерства», которой придерживаются некоторые социологи (согласно ей, человек с определенными задатками лидера независимо от условий всегда останется таким), нельзя не видеть ограниченность противоположной точки зрения — «ситуационной». Ее приверженцы сводят причину появления лидера лишь к той ситуации, перед которой оказывается человек (как бы вынужденный стать лидером), и не учитывают его особенностей и возможностей. Очевидно, правильнее рассматривать вопрос по-другому: каждая ситуация выдвигает перед потенциальным лидером свои требования, и человек, отвечающий им по своим психологическим особенностям, имеет больше шансов реализовать в этой ситуации свой потенциал (в другой ситуации он лидером не будет, так как она предъявляет к человеку другие требования).

Т. М. Симарева и др. (1979) выявили связь типологических особенностей проявления свойств нервной системы с феноменом симпатии или антипатии педагогов к своим ученикам. Первоначально такая связь казалась случайной. Однако, выяснив, какие качества ценят педагоги в учениках, и сопоставив типологические особенности «любимчиков» и «нелюбимчиков», авторы убедились: первым присущи такие типологические особенности, которые обусловливают терпеливость, настойчивость, трудолюбие; у вторых же имеются те, что не способствуют проявлению этих качеств, ценимых педагогом. Следовательно, и в этом случае связь типологических особенностей с социально-психологическим феноменом оказалась опосредованной — через волевые проявления учащихся, которые в глазах педагога выглядели отношением учеников к делу.

Связи типологических особенностей проявления свойств нервной системы с социально-психологическими феноменами могут иметь и сопутствующий характер, т. е. быть по сути ложными. Е. А. Сидоров (1983) установил, что школьники, активные двигательно, более пассивны в общественной работе. Поскольку уровень двигательной активности определяется типологическими особенностями, значит, общественно пассивные школьники имеют сильную нервную систему, подвижность нервных процессов, преобладание возбуждения, а общественно активные ученики — противоположное. Можно было бы полагать, что общественная активность зависит от таких типологических особенностей. В действительности данный вывод ошибочен: он не соответствует реальности.

Во-первых, выполнение общественных поручений еще не свидетельствует об активности учащихся, о сильно выраженной потребности в общественной работе. Поручения часто исходят от учителя, который придерживается принципа надежности: пусть сделает тот, кто не подведет. Поэтому учитель физкультуры скорее поручит какое-либо дело школьнику с высокой двигательной активностью из-за того, что расценивает ее как прилежание на уроке, из-за того, что школьники с высокой двигательной активностью чаще занимаются спортом.

Учитель-предметник более часто выбирает для выполнения общественных поручений двигательно пассивных школьников и тоже руководствуется при этом прилежанием тех на уроках; только для него самыми прилежными кажутся двигательно пассивные ученики, т. е. более усидчивые, а следовательно — не нарушающие дисциплину, более внимательные. Но все эти характеристики учащихся связаны с типологическими особенностями (А. Г. Пинчуков), поэтому и выявляются их сопутствующие связи с общественной активностью.

В этом случае социально-психологический феномен проявляется не благодаря типологическим особенностям, а вопреки им, так как учащиеся, занятые общественными поручениями («активисты»), в действительности могут не обладать высокой потребностью в проявлении активности.

<Предыдущая   След.>