Главная arrow Отрасли психологии arrow Этика и мораль arrow Форма культурного релятивизма — этноцентризм
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Форма культурного релятивизма — этноцентризм PDF Напечатать Е-мейл

Форма культурного релятивизма — этноцентризм

Значение данного термина таково: представления о нравственности моего народа являются объективными и верными, а представления любого другого народа, отличные от представлений моего народа, неправильны. По мнению сторонников теории культурного релятивизма, этноцентристы проповедуют высокомерие и нетерпимость, поскольку утверждают, что взгляды их народа верны только потому, что их придерживается именно их народ. Но что ответил бы сторонник культурного релятивизма, если бы кто-то сказал ему, что существует объективная моральная истина, которой должны следовать все народы, и если его народ ей следует, то он на правильном пути, а если какой-то народ ей не следует, то он заблуждается. Согласно теории культурного релятивизма, объективной моральной истины не существует. Все взгляды на мораль культурно детерминированы, и не существует объективного стандарта, на основании которого одна культура могла бы обосновывать преимущество своих нравственных представлений над представлениями другого народа. Таким образом, если представители одной культуры претендуют на объективную истинность своих взглядов на мораль, то это считается проявлением крайней нетерпимости, расцениваемой как непростительный грех, поскольку нужно всегда проявлять толерантность по отношению к этическим представлениям другой культуры. Однако культурный релятивизм неизбежно наталкивается на одну серьезную проблему. В нашей культуре принято уважать любую человеческую личность, независимо от ее профессиональной принадлежности.

Однако это не везде так. Например, режим Пол Пота в Камбодже провел кампанию по уничтожению национальной интеллигенции. Тысячи камбоджийских интеллектуалов были убиты. Если следовать культурному релятивизму, то, утверждая аморальность взглядов Пол Пота, мы расписываемся в собственной нетерпимости. То есть, следуя культурному релятивизму, мы не должны говорить, что нетерпимость Пол Пота была недопустима! Как, в таком случае, нужно относиться к самому требованию культурного релятивизма, исходя из которого нетерпимость порочна? Совершенно очевидно, что культурный релятивизм внутренне противоречив. Становясь на позиции культурного релятивизма, мы наталкиваемся на непримиримое противоречие между требованием уважения к интеллектуалам и моральными представлениями режима Пола Пота, в соответствии с которыми интеллектуалы должны быть уничтожены. Если мы не согласны с тезисом о том, что ни одна из обсуждаемых моральных позиций не является более истинной, чем другая, то есть: уничтожение интеллектуалов равно приемлемо, как и наше уважение к ним, то должны решить, какая из этих двух позиций истинна, а какая — ложна. На каких основаниях можно прийти к тому или иному выводу? Мы не можем сказать, что уважение к интеллектуалам в нашей культуре правильно, потому что это требование нашей культуры. Мы должны опираться на какой-то объективный критерий, не зависящий от обеих культур. Таким образом, мы должны задуматься над принципиальным вопросом: существуют ли реально правильные и неправильные этические представления, правильные и неправильные поступки, не зависящие от нас и нашей культуры?

Другими словами, существует ли какая-нибудь объективная норма нравственности, которой все мы должны подчиняться, независимо от нашей культурной принадлежности? Или нравственность — всегда, в конце концов, не что иное, как вопрос индивидуального решения, культурных предпочтений и субъективного мнения.

След.>