Главная arrow Хиромантия arrow Введение в хиромантию
Введение в хиромантию PDF Напечатать Е-мейл

 

Введение в хиромантию

Так называемое «возрождение хиромантии» пришлось на нача­ло XX века, когда увидела свет книга Уильяма Дж. Бенхема «За­коны научной хиромантии», впоследствии ставшая классикой жанра и переизданная в 1988 году под заглавием «Книга хиро­мантии Бенхема: практический трактат о законах научной хи­романтии».

Бенхем, посвятивший всю жизнь анализу человеческой руки, с самого начала полагал, что эта наука слишком долго оставалась уделом недобросовестных практиков. Он хотел превратить хиромантию из сомнительной ворожбы в научную дисциплину, раз и навсегда положив конец насмешкам, которые приходилось терпеть каждому, кто изучал эту отрасль знаний. Вот что он говорил о своем детище: «Я не добился помощи от профессио­налов, поскольку почти все они оказались несведущими, необ­разованными и заинтересованными исключительно в деньгах, не предприняв ни малейших попыток заняться научными изысканиями. В результате само слово «хиромантия» вызывало такое резкое неприятие общественности, что уважающий себя человек не решался признаться в своем к ней интересе. Будучи твердо убежденным, что она имеет под собой научную основу, я всеце­ло посвятил себя поиску доказательств».

Несмотря на множество неудач и общественный скепсис, Бенхему удалось подружиться со знаменитыми врачами, адво­катами, священниками, ораторами, актерами, певцами, музыкантами, литераторами, гипнотизерами, спиритуалистами, убийцами, фальшивомонетчиками и прочими самыми разными людьми, что дало ему возможность изучить различные группы населения. Рассматривая сделанные им фотоснимки рук героев и злодеев, от кандидата в президенты Уильяма Дженнингса Брайана до Айры Марлетт (за агрессивное поведение прозван­ного «Тюремным демоном»), читатель может представить себе, как Бенхем хмурит лоб, вышагивает по комнате, останавлива­ется, чтобы осмотреть руку, щелкает фотоаппаратом и выносит вердикт. Он провел тысячи наблюдений, составил подробнейшие описания и в конце концов опубликовал свои исследования.

Его работа выдержала проверку временем и, безусловно, стала классикой, которую никак нельзя назвать старомодной. Язык, которым она написана, был нормой конца XIX — начала XX века. Возможно, сегодня он прозвучит высокопарно, но это лишь придает особую красоту изучению хиромантии. Поэтому текст, приведенный в настоящем издании работы Бенхема, це­ликом принадлежит ему. Однако многие рисунки выполнены заново, поскольку старые фотографии просто не подлежали четкому воспроизведению.

Бенхем полагал (и сегодняшние научные исследования мозга и генетики подтверждают его правоту), что ладонные линии и прочие признаки руки тесно связаны с деятельностью мозга. Благодаря сонограммам сегодня мы знаем, что основные линии на руке плода проявляются приблизительно на девятнадцатой неделе после зачатия и их возникновение действительно совпа­дает с развитием мозга. Как и многие нынешние хироманты, Бенхем полагал, что рука в первую очередь способна поведать о характере, темпераменте, личности и здоровье человека (ведь все эти понятия взаимосвязаны), а не служить основой для досужих предсказаний будущего. В некотором смысле, говоря о личных качествах человека, хиромант отчасти приоткрывает ему будущее (исходя из признаков руки). Сегодня большинство специалистов по хиромантии придерживаются мнения, что рука рассказывает о характере и прочих качествах, а не о судьбе.

Считается, что примерно в 350 году до нашей эры Аристотель написал: «Хиромантия есть суждение, основанное на условиях, склонностях и судьбах мужчин и женщин, на различных линиях, нарисованных на руке природой, которые столь же разно­образны, сколь и сами руки».

Многие ученые и исследователи хиромантии считают, что в современном виде искусство чтения ладоней зародилось в древ­ней Индии. Другие думают, что у истоков стояли древние греки,' назвавшие определенные части ладони и пальцев в честь богов греческого пантеона (позднее римляне изменили названия, заменив имена богов). А третьи утверждают, что греки и рим­ляне заимствовали хиромантию у египтян (в основном у халдейских магов), у египетских служителей Изиды или у индий­ских браминов. Отметим также, что, согласно книге Иова, Господь «полагает печать на руку каждого человека, чтобы все люди знали дело Его». Впрочем, в каком-то виде хиромантия суще­ствовала и в доисторические времена, о чем свидетельствуют первобытные наскальные рисунки.

Так что хиромантия в разных обличьях существует уже очень давно. Особой популярности она достигла в Средние века и эпо­ху Возрождения, в XVII веке умерла, а в XIX возродилась зано­во. Но с каждым возрождением она меняла форму, что вполне логично, поскольку ничто не остается неизменным — ни при­рода, ни наш мир, ни наши воззрения, ни наша работа, ни даже наши тела. Мы отличаемся от людей прошлого, но заимствуем у них многое, так же как обитатели нашего мира через 3000 лет позаимствуют что-то у нас.

Мне, как изучающей хиромантию, хочется думать, что Бенхем порадовался бы современным генетическим исследованиям, которые демонстрируют передачу наследственных признаков и наклонностей от поколения к поколению, что во многом проявляется в различных образованиях на руке.

Хотя книга Бенхема написана языком начала двадцатого века, его наблюдения приходятся ко двору и в двадцать первом сто­летии.

Бенхем говорит, что по характеристикам руки, в первую очередь буграм под пальцами со стороны ладони, люди четко подразделяются на семь различных типов. Бенхем объясняет, что семь «четких типов» представляют определенные сильные качества, способности, добродетели и недостатки, а также особенности здоровья и характера. Вот эти типы: Юпитер, Сатурн, Аполлон, Меркурий, Марс, Луна и Венера. Он отме­чает, что эти названия используются не в астрологическом смысле, «а лишь потому, что благодаря давнему происхождению инстинктивно ассоциируются с определенными признаками. Я пользуюсь этими названиями, потому что студентам гораз­до проще запомнить их, хотя на их месте могли бы быть любые другие».

Кроме того, Бенхем вовсе не хотел привязывать человека к какому-то одному типу, понимая, что успех хиромантии за­ключается в способности объединить различные характерис­тики. «К типу субъекта необходимо присовокупить его энергию, умственные способности, добрые намерения, пороки, состояние здоровья и многие другие немаловажные факторы, чтобы достичь идеального равновесия».

Поэтому, если одна линия, знак или форма говорит о непо­корности натуры, другие линии, знаки или формы нейтрализу­ют ее. Бенхем понимал, что идеальных людей нет, о чем и писал еще в своих ранних исследованиях. Однако он всегда искал в лю­дях (и в их руках) лучшее. Так что современному последователю не помешает помнить слова Бенхема, сказанные им в самом начале карьеры после встречи со старым цыганом-предсказателем: «Сначала было необходимо просто взять традицию, применить ее к сотням рук и записать результат».

Бывало, он обнаруживал один-единственный признак, потом занимался им около года и в конце концов нередко отметал в сторону. Наконец он занялся изучением медицины, осознавая важность физиологии в формировании руки.

Но главное, он требовал, чтобы всякий, кто будет читать его работы и заниматься хиромантией: 1) никогда не пред­сказывал человеку смерть; 2) никогда никого не унижал и не при­водил в уныние; 3) никогда не высказывал вслух необдуман­ное мнение.

Бенхем пытался найти место хиромантии среди наук. И хотя ему не удалось сделать эту практику достоянием научного со­общества, он смог вырвать ее у оккультистов. Сегодняшний хиромант действует самостоятельно, но всем нам стоит по­учиться у Бенхема, который посвятил себя поиску нового изме­рения в древнем искусстве — искусстве, что по сей день спо­собно открыть тайные слабости и достоинства человека, его личность и внутренний облик. Он был Учителем, и многие современные хироманты стали его учениками, часто даже не отдавая себе в этом отчета.

 

Автор: Рита Робинсон

 

След.>