Главная arrow Отрасли психологии arrow Психология отношений arrow Роль эмоциональных отношений
Главная
Поиск
Карта сайта
Афоризмы
Этика и мораль
Графология
Парапсихология
Конфликтология
Психика и болезни
Нумерология
Психологические тесты
Физиогномика
Характерология
Хиромантия
Язык телодвижений
Отрасли психологии
Знаменитые психологи
Моделирование лица
Партнеры
Психолог онлайн
Психофизиология
Изучения различий
Темперамент и личность
Нервная система
Индивидуальность
Способности человека
Деятельность человека
Психологическая защита
Методики изучения
Словарь терминов



Роль эмоциональных отношений PDF Напечатать Е-мейл

Роль эмоциональных отношений

Эмоциональные отношения играют огромную роль в жизни человека. Социологические исследования, проведенные в нашей стране и за рубежом, продемонстрировали, что стабильные эмоциональные отношения постоянно занимают верхние места в иерархии ценностей, опережая такие значимые из них, как, например, достаток и работа.

Общей особенностью биографий людей, оценивающих себя как счастливых, является наличие у них надежных и удовлетворяющих их эмоциональных отношений .

Можно предположить, что по мере исторического развития эмоциональные отношения людей друг к другу все в большей степени выступают в качестве непосредственных регуляторов поведения. Это связано с возрастанием роли психологических факторов в детерминации таких важнейших институтов, как институты дружбы и семьи. Если, например, в прошлом можно было представить себе семью, характеризующуюся преимущественно негативными эмоциональными отношениям« между супругами или вовсе не имеющую внутрисемейных эмоциональных связей, то сейчас такая семья скорее всего прекратит свое существование.

Проблема роли эмоциональных отношений в жизни человека весьма актуальна для психологической науки. Как отмечал А. Н. Леонтьев, классические теории эмоций «рассматривают их трансформацию у человека как инволюцию, что и порождает ложный идеал воспитания, сводящийся к требованию «подчинить чувства холодному рассудку». В действительности же, по мнению А. Н. Леонтьева, «эмоциональные процессы и состояния имеют у человека свое собственное положительное развитие».

Прежде всего, как показывают эмпирические результаты, эмоциональные отношения влияют на характер протекания процессов внутригруппового взаимодействия. Так, например, существует положительная связь между аттракцией и склонностью приходить на помощь тому, к кому она испытывается. Усиление аттракции сопровождается увеличением числа альтруистических поступков, а альтруизм и помощь со своей стороны способствуют росту взаимной аттракции участников взаимодействия [152]. Имеющихся данных пока недостаточно для того, что та проблематика близка к социометрическим исследованиям, имеющим давние традиции в советской психологии бы решить, существует ли между этими двумя переменными — альтруистическим поведением и аттракцией — причинно-следственная связь или же корреляционная зависимость объясняется воздействием латентной переменной; но сам факт наличия положи тельной обратной связи между аттракцией, с одной стороны, и альтруистическим поведением — с другой, можно считать установленным. Таким образом, есть все основания предполагать, что в группе с более высокой аттракцией сильнее развита взаимопомощь.

Люди, вовлеченные в эмоциональные отношения, имеют тенденцию оценивать друг друга более высоко, чем посторонние или даже близко знакомые, но не испытывающие взаимной симпатии индивиды. На вербальном уровне это проявляется в доброжелательном стиле общения и положительной характеристике партнеров в беседах с другими людьми, что, во-первых, способствует созданию психологически комфортной атмосферы внутри группы, а во-вторых, и это особенно важно в ситуации межгруппового конфликта, группа выглядит более сплоченной в глазах тех, кто к ней не принадлежит.

Психологический комфорт и уверенность в хорошем отношении других членов группы важны не только сами по себе. Лишь при выполнении этих условий высказываемое другим человеком несогласие с позицией субъекта не только не уменьшает, но даже увеличивает симпатию к нему. Таким образом, члены группы, характеризующейся высоким уровнем аттракции, могут спорить между собой и критиковать друг друга, не опасаясь отрицательного влияния этих действий на взаимоотношения. Это помогает созданию и поддержанию в группе творческой атмосферы.

Аттракция влияет на уровень конформности и имитации. Оба эти феномена проявляются значительно сильнее, когда моделью служит человек, к которому субъект испытывает симпатию. Если рассматривать эти результаты в сочетании с данными, свидетельствующими о фасилитирующем воздействии на обучение аттракции к обучающему, становится ясно, что аттракция облегчает как вхождение в группу новичков, способствуя более быстрому овладению необходимыми для члена группы знаниями и навыками, так за и передачу опыта от одного члена группы к другому. Процессы взаимного обучения и обмена информацией в группах с высокими показателями аттракции протекают легче еще и благодаря положительной связи между аттракцией и уровнем коммуникации: чем выше аттракция между двумя людьми, тем чаще они общаются или по крайней мере пытаются общаться друг с другом.

Высокий уровень аттракции между участниками общения способствует обычно и большей точности межличностного восприятия. В некоторых ситуациях, особенно стрессовых, это может оказаться весьма полезным как для жизнедеятельности группы, так и для каждого из ее членов. Необходимо добавить, что есть и прямые доказательства того, что присутствие приятных для человека людей, помогает ему справиться со стрессом.

Приведенные здесь факты дают основание считать, что аттракция влияет и на отдельные внутригрупповые процессы, и на группу в целом. Можно предположить, что аттракция между членами группы не только является следствием высокого уровня группового развития, но и сама положительно на него влияет, способствуя превращению группы в коллектив.

Аттракция способствует и достижению группой высокой эффективности (понимаемой, согласно Р. С. Немову, как «успешность решения всех социально значимых задач». На это указывают, например, данные Л. С. Цветковой и др., свидетельствующие о том, что терапевтическая группа больных афазией функционирует более успешно в том случае, когда между членами группы устанавливаются доброжелательные отношения, т. е. тогда, когда они испытывают аттракцию друг к другу (терапевтический эффект в данном случае вполне может считаться адекватным индикатором эффективности групповой деятельности).

Основные задачи детского учебного коллектива — обучение и развитие личности — также не могут быть выполнены без определенного уровня аттракции. На материале проблем воспитания подростков и юношей на это указывает А. В. Мудрик, отмечая, что, если подростки «не имеют приятелей и друзей в коллективе или даже активно отвергаются сверстниками, то такой коллектив — неблагоприятная среда для развития старшеклассника».

Регулятивная роль устойчивых эмоциональных отношений, в частности любви, видится прежде всего в их воздействии на функционирование и особенно создание семьи. Причиной заключения брака (во всяком случае, основной причиной), судя по данным социально-психологических и социологических исследований, для большинства молодых людей является любовь. Если бы в обществе любовь не была таким широко распространенным и признанным феноменом, мог бы разрушиться столь важный для его функционирования институт, как брак.

Но регулятивная роль эмоциональных отношений не может быть понята до конца, если ограничиваться анализом только одной культуры. Необходимы межкультурные сравнения. Оказалось, например, что во многих обществах любовь не включается в число распространенных причин заключения брака, а в некоторых — эмоциональные отношения между будущими супругами считаются даже крайне нежелательными. Имеющиеся данные позволяют связать роль эмоциональных «непрактических» (т. е. не сводимых к прямой экономической или социальной выгоде) факторов с различными аспектами жизни изучавшихся обществ, но прежде всего — со свободой выбора брачного партнера. В тех обществах в которых супруг либо подбирается родителями, исходящими из своих представлений о выгодах будущего союза, I либо должен быть найден среди очень узкого круга, предписываемого сословной принадлежностью или интересами рода, любовь, эмоциональное тяготение друг к. другу существенной роли в создании семьи не I играют. Уменьшают влияние любви также и экономическое принуждение к вступлению в брак, материальная и бытовая зависимость супругов друг от друга.

В тех же случаях, когда молодые люди действительно самостоятельно выбирают друг друга, когда I их отношения свободны от экономических расчетов, S сословных предрассудков и других «практических  оснований», важнейшей детерминантой общения становится эмоциональная связь. Таким образом, одна из функций любви, как это становится ясно из межкультурных исследований, состоит в том, что она является как бы дополнительным ориентиром в выборе партнера тогда, когда отсутствуют другие, более определенные способы его поиска. Кроме того, можно предположить, что возрастание роли любви при отсутствии экономического и иного принуждения может означать, что лишь в этих, более благоприятных условиях реализуется способность к установлению эмоциональных контактов с другими. К данной функции роль любви, однако, не сводится. В некоторых культурах она способствует достижению более высокого статуса, в ряде других связана с обоснованием отделения от родителей и т. д. Любовь, следовательно, полифункциональна, а набор и относительная важность функций связаны с различными аспектами социальной жизни.

Остается неясным механизм влияния таких глобальных характеристик, как, например, свобода выбора брачного партнера, на эмоциональные отношения в паре. П. Розенблатт называет два конкретных способа такого влияния. Во-первых, это нормы и представления, на основе которых индивид строит свое поведение. Они определяют, что контакты с данным человеком престижны или, наоборот, нежелательны, что общение именно с этой девушкой не может переходить границ легкого флирта и т. д. Во-вторых, это возможность для общения. Для того чтобы выбор партнера был действительно свободен, необходимо не только отсутствие факторов принуждения. Нужно еще и достаточное число контактов с потенциальными партнерами. Общество может либо способствовать, либо препятствовать таким контактам. Культуры, характеризующиеся малой свободой выбора партнера, ограничивают или даже запрещают их. Большая же свобода выбора оказывается связанной с легкостью таких контактов.

Как видно из вышеизложенного, нам больше ясна роль любви в создании, но не в функционировании семьи, данные по проблеме связи любви с успешностью брака сравнительно немногочисленны и весьма противоречивы. Многие специалисты в области семьи относятся к любви настороженно, как к фактору, в лучшем случае не связанному, а в большинстве своем мешающему семейному счастью. Например, в учебнике Р. Адри «Социальный контекст брака» в главе, посвященной успешности брака, любовь даже не упоминается. 3. Рубин на основании лонги-тюдинального исследования 231 пары юношей и девушек приходит к выводу, что уровень любви положительно влияет на прогресс отношений только тогда, когда субъект отношения разделяет романтические установки. Есть и иные данные, свидетельствующие о том, что любовь в браке далеко не всегда играет позитивную роль.

Если бы речь шла о какой-либо другой психологической проблеме, например о проблеме памяти или внимания, этот вывод наверняка был бы признан достаточно обоснованным. Однако в данном случае содержательные моменты так тесно переплетены с этическими, что несоответствие вывода нравственным критериям (которые сами по себе являются продуктом длительной эволюции и отражают, по-видимому, не просто желаемые, но и возможные характеристики общения) заставляет искать новые факты или новые объяснения.

Фактов противоположного рода немного, но они все же есть. Так, сравнение успешных и неудачных браков показало, что в стабильных семьях уровень любви, измеренный по стандартным шкалам, значительно выше. При более подробном анализе структуры супружеской любви оказалось, что счастливые семьи особенно сильно отличаются от несчастливых по вербальному компоненту любви, т. е. в счастливых браках люди чаще говорят друг другу о своей любви. На наш взгляд, этот результат имеет большое значение как в научном, так и гуманистическом плане.- Положительная связь между любовью и удовлетворенностью браком была получена также и в проведенном нами совместно с Ю. Е. Алешиной исследовании на материале двухсот супружеских пар с различным стажем брака.

Завершая анализ вопросов регулятивной роли эмоциональных отношений в жизни человека, отметим, что если с точки зрения психологии здесь еще много неясностей, то на уровне обыденного сознания картина достаточно проста и непротиворечива. Так, из опрошенных У. Кепхартом студентов 70% мужчин и 75% женщин сказали, что их опыт любви и отношений с любимым человеком сделал их счастливее, 25% мужчин и 21% женщин не смогли дать определенный ответ, и лишь 5% мужчин и 4% женщин связывают со своим любовным опытом снижение общей удовлетворенности жизнью.

 

<Предыдущая   След.>